Простой фашистский фантаст

Фантаст Андрей Валентинов (в реальной жизни — родившийся в Харькове укроп Андрей Валентинович Шмалько) пишет:

«Сегодня Харьков казался тихим, спокойным и даже безмятежным. Ни толп, ни патрулей, ни флагов, возле администрации, где недавно убивали, уже успели навести марафет. Георгиевские ленточки, и те пропали, увидел лишь одну, на старой кошёлке, уже много лет продающей коммунистическую макулатуру. Разве что в разговорах, то слева, то справа, обрывками: «бандеры…», «бандерлоги…», «хахлы…»

Я ничего не могу сделать! Ничего! Говорят, оружие писателя – слово. Ерунда, у писателя нет оружия, он ни с кем не воюет. У хирурга есть скальпель, вещь тоже острая и опасная, но его работа – не резать людей, а спасать. Слово – оружие пропагандистов, орущих в мегафоны: «Рус, сдавайс! Поучишь белый булка!»

А вокруг радостный вой, умильное предвкушение: убей хахла, убей страну!

Оружие писателя — слово, говорите? Ну, пусть, но слово – не крик. А сейчас время крика, дикого ора — такого, что телевизор включать жутко. Слово? Пожалуйста! Как прикажете начать? «Люди доброй воли! К вам обращаюсь, я, Андрей Валентинович Шмалько, 1958 года рождения, известный, как Андрей Валентинов…»

Ответ я уже слышу. Не слово – дикий, захлебывающийся хохот. Так его, хахла! Какой смишной хахол! Пейсатель! Прозаик? Про заек? Бей хахлофф!!!!

Орать будет не просто сонмище злобных муд@ков, именуемое «интернетом», коллективное бессознательное нашей Прекрасной эпохи. В хор вступят хорошо знакомые мне люди, уже успевшие отметиться по полной программе.

Скажи, Саша Громов, тебе будет приятно, когда нас станут убивать? Ведь ты ненавидишь украинцев. А я, знаешь, украинец. У меня есть несколько книг с твоими автографами. Кому их завещать?

Скажи, Лёва Вершинин, тебе выйдет премия, когда убьют еще нескольких харьковчан? Пока убили только троих, для премии маловато. Ты хорошо объяснил в своей «Фолькише Беобахтер», что украинцев убивать нужно чаще и больше. Я тебя не так понял? Не убивать, а просто бить арматурой? Уточнение принимается.

Лазарчук! Андрей! Ты же врач! Помнишь, в Москве, на «Росконе», мне поплохело, а ты меня за пять минут на ноги поставил? Мне сейчас куда хуже, но ты мне не станешь помогать, ты ведь ненавидишь Украину и украинцев. А я, знаешь, украинец.

К Сереже Лукьяненко обращаться не имеет смысла. Ныне это просто неодушевленный кусок г@вна.

Я знаю, что вы мне ответите, ребята, когда отхохочетесь и слезы утрете. Тебя, хахол, никто убивать не собирается. Просто введем войска, аннексируем, унизим. Подумаешь, Родины лишим! Какая х#рня! Украины, как известно, не существует, а хахлов выдумал австрийский генеральный штаб.

И я ничего не смогу сделать! Фронта не будет, страну никто не решится защищать. Нас даже не станут расстреливать, а просто будут плевать в лицо. Бывшие братья по Фэндому, вы тоже присоединитесь? О чем спрашиваю? Уже очередь стоит.

Вы, говорили, что украинцы и русские – братья. Вы говорили, что русские и украинцы – один народ. Так кого вы собираетесь давить? Самих себя? Ах, да, конечно! Бандерлогов!

А еще говорят, что нужно молчать. А еще говорят, что тиражи. А я еще говорят, что кусок г@вна будет запрещать издаваться в РФ. А еще говорят, что в Калифорнии хорошо. А еще говорят, что Партенит теперь – не Украина. А еще говорят, что на брюхе – безопаснее. А самый умный шепнет: какая, мол, разница? Ты же пейсатель, а шлепать по клавишам можно при любом режиме, даже когда чужие патрули за окном. Смирись, корвалолу выпей, народ не смеши!

Наверно, я найду выход. Но сейчас, когда безнадежный день сменился безнадежным вечером, я не чувствую ничего, кроме отчаяния.

Вам смешно? Так смейтесь!..»

Простой фашистский фантаст

Простой фашистский фантаст

Да-да, воь это и есть «Андрей Валентинов».

Вот что ему отвечает фантаст Андрей Лазарчук:

Смешного мало. И даже передёрг — когда политическое противостояние лёгким движением руки подменяется чисто национальным — можно простить обиженному человеку. Забавно, правда, что на следующий год после упомянутого эпизода автор читал доклад, в котором обвинил меня в пропаганде нацизма. Нет, я не обиделся. Я просто запомнил.

Как и «москаля — геть!» — это уже другой эпизод.

Русские вообще не очень обидчивые. И даже не злые. Но память у них хорошая.

ПС: в любом случае — если тебя, не дай бог, помнут или ранят — буду лечить

Где-то тут — http://urus-hay.livejournal.com/352269.html?page=4

А вот что ему отвечает фантаст Лев Вершинин:

Здравствуй, Андрей.

Я прочитал твой текст, и мне физически больно. А сейчас будет больно тебе.

Даже еще больнее, потому что я, даже когда больно, держу себя в руках, стараясь не впасть в истерику и сколь можно остаться человеком. А тебе не удалось. Ни то, ни другое.

В принципе, особо растекаться нет нужды. Твой тезка, Андрей Лазарчук, поймал тебя на самом главном шулерстве твоего письма, — утверждении, что «украинцев убивать нужно больше и чаще», — и ответил наотмашь: «даже передёрг — когда политическое противостояние лёгким движением руки подменяется чисто национальным — можно простить обиженному человеку».

Именно так, Андрей. Именно так. Ты передергиваешь, задавая мне вопрос, сам же, не дождавшись ответа, на него отвечая, и опять-таки сам, опять-таки не дожидаясь ответа, вновь отвечая как бы от моего имени. Нехитрый такой риторический приемчик, аккурат для трибуны Майдана, но мы-то с тобой понимаем, что к чему.

Ты передергиваешь и покрупнее, подставляя вместо слова «нацисты» слово «украинцы», и как ни странно, тебе, похоже, кажется, что этого нехитрого шулерства никто не заметит. А оно не просто заметно, оно нагло, оно жирно лыбится, и не заметить этого, будучи хоть сколько-то в разуме, нельзя.

Ты передергиваешь и с «Фолькише Беобахтер», потому что нацистский листок кормил население ложью, а в моем блоге нет ни слова лжи, — и если ты выдернешь из сотен моих постов трех последних месяцев хотя бы что-нибудь, не соответствующее истине или злонамеренно искажающее ее, я признаю твою правоту, — но ведь у тебя не выйдет. Мой блог – не «5-й канал» и не «Громадське телебачення», заточенные на ложь и разжигание ненависти, — и попробуй, Андрей, доказать мне, что это не так.

Ты, наконец, передергиваешь с «арматурой», делая вид, что не понимаешь смысла, который предельно прост: нельзя выходить против нациста, который вооружен, с голыми руками и добрым словом, потому что он тебя побьет или даже убьет. А вот если у тебя будет арматура, вполне возможно, что и выслушает.

Впрочем, ладно. Судя по твоему письму, тебе уже ничего не разъяснишь.

Но отвечать на вопросы, надеюсь, ты еще способен. Вот я и прошу тебя: ответь всего на несколько простых вопросов.

Кто орал «Москаля на ножи»? – украинцы или нацисты?

Кто скандировал веселую речевку «Хто не скаче, тот москаль»? – украинцы или нацисты?

Кто первым пустил в Киеве кровь мирных гражданских людей из группы Вани Проценко, — стариков, женщин, — пришедших на Майдан просто поговорить и попавших под биты и топоры? – украинцы или нацисты?

Кто зарезал, — в твоем Харькове, Андрей! – пожилую небогатую женщину, Марию Бломериус, виновную лишь в том, что была одним из лидеров Сопротивления? – украинцы или нацисты?

Кто убивал и жег заживо мальчишек из «Беркута», не имевших права отвечать? – украинцы или нацисты?

Кто пытал людей, ломая им пальцы фаланга за фалангой и загоняя иголки под ногти, в подвалах киевской мэрии? – украинцы или нацисты?

Кто требовал любой ценой сохранить факт пыток в тайне? — украинцы или нацисты?

Кто — как стало известно сегодня, — нанимал снайперов стрелять в спины «беркутам» и повстанцам на Крещатике? — украинцы или нацисты?

Кто методично, кость за костью, разбил руки тяжело раненному на поле боя и попавшему в плен майору Захарченко, твоему земляку-харьковчанину? — украинцы или нацисты?

Кто забил обушками топоров несчастного инженера-копьютерщика в офисе Партии Регионов только за то, что он попросил выпустить женщин по-русски? — украинцы или нацисты?

Кто сносит памятники героям Великой Отечественной? – украинцы или нацисты?

Кто поджигал и поджигает православные церкви? – украинцы или нацисты?

Кто похищал людей, унижал их и пытал? – украинцы или нацисты?

Кто за сценой Майдана, под заботливым присмотром врачей, вырывал глаза пленным? — украинцы или нацисты?

Кто рвал журналисту Сергею Рулеву ногти плоскогубцами? – украинцы или нацисты?

Кто выпустил из тюрем осужденных уголовников-расистов и дал им полномочия «народных дружин»? – украинцы или нацисты?

Кто рассылает зондер-команды с пиками, топорами и битами, а ныне уже и с огнестрелом, по городам, где идут протесты, чтобы давить и карать? — украинцы или нацисты?

Кто, ничуть не стесняясь, вполне откровенно говорит о разделении народа Украины на «сорта» и введении «национально-пропорциональных» квот? – украинцы или нацисты?

Кто подготовил и предложил запуганной Раде законы о запрете русского языка и переводе мовы на латиницу? – украинцы или нацисты?

Кто превратил запуганный Киев в кальку Берлина эпохи «хрустальной ночи»? — украинцы или нацисты?

Это все задокументировано, Андрей, и ответ однозначен: нацисты.
Которые, безусловно, еще и украинцы, но далеко не все украинцы и даже не большинство.

А большинство украинцев, нормальных и вменяемых людей, выходит сейчас на улицы, пытаясь как-то остановить наступающую Тьму. Или, если робки, забились в норки, в ужасе наблюдая за происходящим и уговаривая себя, что такого они совсем не хотели и не предвидели.

Еще раз, Андрей. Я, — исходя из единственно возможного ответа на поставленные выше вопросы, — говорил, говорю и говорить буду: «Нацистов нужно убивать чаще и больше». Чтобы они не убивали нормальных людей, потому что нацисты не могут не убивать. Или, по крайней мере, — это тоже говорю я, — «Нацистов нужно просто бить», чтобы они хотя бы боялись, потому что страх за свою шкуру – единственное, что может их остановить и заставить не бить мирных людей.

А ты убираешь из сказанного мной всего одно слово, — «нацист», — и заменяешь его другим: «украинец». И оба мы знаем, почему. Потому что без этого никак. Потому что если цитировать точно, то я прав, а ты дешевка. А если отредактировать цитату по-твоему, тогда дешевка я, а прав ты.

Знаешь… Не надо лицемерить. Не к лицу это тебе, не по статусу и не по возрасту. Защищая сотворивших то, о чем шла речь выше, ты принимаешь на себя и часть ответственности, — разумеется, моральной, лично ты никого не пытал, не жег и не мучил, — за все ими сотворенное. Так имей же мужество сделать еще один, вполне естественный шаг: просто скажи: «Да, я, Шмалько Андрей Валентинович, историк античности, доцент университета и очень популярный писатель, — нацист». Скажи это откровенно, и все претензии будут сняты.

В конце концов, это твое право.

Ровно как мое право не подать тебе руку при встрече. Даже не как нацисту, — наци бывают всякие, — а как подлецу.

Объясню, почему.

Вспомнилось вдруг, как лет двадцать назад, ночью, на кухне у мамы я впервые читал «Око силы». Читал взахлеб, вздрагивая, когда в темное окно вдруг, завывая, бил осенний ветер, и тени за стеклом казались тенями чугастров, вышедших на охоту.

Ты очень здорово описал эту нежить, Андрей. Возможно, потому, что писал, вглядываясь в себя. Жаль, что мы, считавшие тебя человеком, этого не понимали.

Но ты, отдам тебе должное, очень хорошо притворялся. Впрочем, даже не притворялся, ты как раз все говорил открыто, с улыбочкой, это просто мы, идиоты, считали твои шуточки именно шуточками, даже не подозревая, что все, что ты провозглашал, может быть не клоунадой. Уж такие мы, не нацисты, есть. Нас легко обмануть.

Что ж, живи дальше, как сможешь, нацист Шмалько. Пиши книги, посылай их в Москву, получай гонорары, читай лекции на «Росконах».

И да пребудет с тобой ежедневно и еженощно Ухо Булатова.

Взято отсюда — http://putnik1.livejournal.com/2826140.html

Вот такие вот на Украине нынче фантасты.

PS: В 2005 году оный «Валентинов» издал вот такую книжку:

Омега Укропы

Она у меня есть в коллекции, первое издание. Я люблю собирать подобный бред для истории. Вот фрагмент оттуда, практически из начала:

1 августа 2004 г., Крым, вблизи села Лучистое.

Пришлось объяснить, что расстрел – такой же вид боевых действий, как и все прочие, поскольку не в меньшей мере служит задаче материального и морального сокрушения противника. Значит, и в этом случае требуется соблюдать уставы и приказы. […] Cмысл расстрела военнопленных не только в наведении ужаса на противника. Это действует лишь в первое время, а после начинается психологическое привыкание, более того, у опытных солдат появляется ожесточенность, что увеличивается стойкость врага. Поэтому мы применяем расстрел лишь к военнослужащим некоторой части вражеского контингента. Результат очевиден: все, кроме американцев и англичан, предпочитают не сражаться до последней крайности, а сложить оружие, зная, что смерть им не угрожает. Предупреждая неизбежный вопрос, я пояснил, что в данном случае отношение к пленным зависит не от международных конвенций, а исключительно от нашей доброй воли. Акцию лучше всего проводить возле ямы, для чего вполне годится, скажем, дорожный кювет. Объекты исполнения снимают одежду, им связывают руки за спиной, после чего они становятся на колени лицом к упомянутой яме.

В последние два месяца многое изменилось, причем не в нашу пользу. Прежде «они» воевали по схеме Тойнби: вызов-ответ, причем исключительно по уставу. Мы даже несколько потеряли осторожность – и зря. Весной погиб отряд Чернорога, совсем недавно что-то непонятное случилось с Шевченко и его бравыми отставниками. С нами же происходило нечто странное, как будто-то «они» намеренно позволяли отряду резвиться, отвлекая внимание от главного. Пока же мы нужны всем, и, прежде всего, командованию UkrFOR. Без страшного майора Арлекина их пребывание в Крыму сразу же теряет смысл.

Ну и там далее:

Когда все начиналось, отдельные личности, особенно из числа так называемых поэтов, наперебой звали «умереть» – за Родину, за украинский Крым, за свободу, за хрен еще знает что. Даже я со своим хилым военным образованием помнил: за спиной одного стреляющего должно быть не менее дюжины работающих, посылать же наивных, почти безоружных мальчиков под пули – даже не преступление, а нечто, имени не имеющее.

Мало кого отрезвила даже Москва октября 1993-го. Туда нас звали. Мы уже сколотили несколько отрядов, и в той страшной каше даже наши старые «калаши» могли помочь. Кое-кто поехал. Моему другу Андрюсу повезло – всего лишь ранили, другим вышел куда худший фарт. Уже после меня уверяли, что произошла страшная случайность, Руцкой все рассчитал верно, но, как всегда, в кузнице не оказалось гвоздя… Странное дело, никто даже не застрелился.

Да-да — веселый укроп Валентинов уже тогда писал об участии украинских и прибалтийских нацистов в мятеже Руцкого и предполагал, что в Крыму вот-вот начнется, войдут войска НАТО и всякое такое.

Началось на 10 лет позже, и Путин НАТО упредил. От этого и истерика укропа-фантаста. Не сбылись влажные мечты свидомита.

Кстати, на обложке книжки российский вертолет расстреливает «украинских патриотов», казнивших пленных. И вообще Валентинова книжка пропитана ненавистью к москалям. Замечу — еще накануне оранжевого майдана. Почти 10 лет назад.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале (сверху свежие):
  1. Рич (2015-01-04 19:52:25)
    Да,да,да, Глагне... Это он... Гробокопатель из предыдущего псто
  2. Carpintero (2015-01-04 19:55:30)
    Слов нет, одни слюни... Неужели им что-то в воду добавляют? Ну не может весь народ, или даже большая его половина, так одуреть! :(
  3. FLY_Slim Jr. (2015-01-04 20:02:48)
    пирдуха это
  4. Proper (2015-01-04 20:14:15)
    Дык я знаю. Я за ним давно приглядываю.
  5. FLY_Slim Jr. (2015-01-04 20:15:14)
    может, особенно, если так долго растить это и лелеять, ведь посмотрите - во всех отколовшихся, в той или иной мере это проявилось, маршами ., резней, флагами, популизацией, легитимизацией, и не только в отколовшихся
  6. FLY_Slim Jr. (2015-01-04 20:15:31)
    контора пишет(с)
  7. Gena (2015-01-04 20:27:23)
    Что будем использовать для "лечения" фантаста? Арматуру или "Умиротворяющий Раздиратель Янь Ло" ? Или в начале сталь, а потом уже и прибор?
  8. Proper (2015-01-04 20:33:36)
    Оттуда же, из книжки про опупацию Крыма "цеевропой": – Знаете, господин майор, если я просто напишу, что вы – циничное чудовище, мне не поверят. Всегда надо попытаться найти что-то позитивное. Вы, говорят, еврей. Для наших читателей… – Я не возражаю быть евреем для ваших читателей. – Оу, так вы из self-hating Jews? Э-э-э… Самоненавидящих евреев? – С детства выписывал журнал «Жидье-битье». – Как? Я могу процитировать? – Можете, можете… – Господин майор, а если все-таки серьезно? Написать репортаж о Враге рода человеческого я могла бы прямо в редакции. Ну там и так далее.
  9. Proper (2015-01-04 20:37:05)
    Там же Копетан Очевидность сообщает чудесное: – Партизанское движение опасно не только для врага. И чем ближе к победе – не столько. Вооруженные силы, находящие вне прямого контроля правительства и имеющие опыт самостоятельной борьбы, рано или поздно начинают бороться за свои собственные интересы… – Значит, после победы партизан следует перебить и пересажать? – Да. Только не после – накануне, пока не успели очухаться. И лучше всего сделать это чужими руками. Какое это имеет отношение к тому, что сейчас происходит в Новороссии? Да никакого, конечно.
  10. Gena (2015-01-04 20:44:56)
    Дык у них уже есть "портизанцкое двыженнье": http://topwar.ru/66051-mosiychuk-obyavil-o-deyatelnosti-ukrainskih-partizan-v-rostovskoy-oblasti.html
  11. Provincial1 (2015-01-04 20:55:55)
    М-да, а ведь у него весьма неплохие вещи есть, "Овернский клирик", "Серый коршун". Национальная интеллигенция, итить ее.
  12. EvilTeacher (2015-01-04 21:01:55)
    Самое страшное лекарство для писателя - прижизненное забвение....
  13. Proper (2015-01-04 21:14:49)
    Не есть, а были. Первые части "Ока Силы" были написаны очень прилично. Но нынешний Валентинов - полная Руина. Цитируемая мной "Омега", в которой расхваливается УНА-УНСО - адское гуано. Вот просто как будто ЭТО написано в аду гуаном по старой туалетной бумаге. Хохлоглист выел мозг пейсателя.
  14. Miledi (2015-01-04 21:38:42)
    отчаяние сего субъекта-это уже хорошо. потому, что взял на себя "украинец" оглянулся и оказался в пустоте среди своих же украинцев. вот и ответ о проценте людей, поддерживающих нацистов. не украину, а нацистов.
  15. Aska (2015-01-04 22:09:08)
    Он еще известным стать не успел. Первый раз про него читаю, хотя и любитель фантастики.
  16. Henren (2015-01-04 22:50:44)
    Какой-то процент адекватных людей имеется и на Украине, конечно. Но пейсатель Валентинов считает, что практически любой, проживающий на Украине - свидомит. И поэтому-то и коверкает цитату, дескать кто-то сказал, что "украинцев надо убивать больше и чаще". Справедливо считая, что нацистов на Украине - подавляющее большинство, что любой украинец должен непременно быть нациком. В этом суть. Ошибается ли данный писака? Ошибается, но ненамного. К великому сожалению, мы должны констатировать, что основная масса украинцев оказалась заражена свидомизмом. Да и многие русские, проживающие на Украине - тоже.
  17. Дина (2015-01-04 22:57:57)
    Спасибо, что предупредили. Фантастику обожаю, но это *пи-пи-пи* читать не буду.
  18. Koenigsberg (2015-01-04 23:41:10)
    Ну, теперь стало кое-что понятно. У Валентинова есть такое псевдоисторическое произведение - "Флегетон". О Гражданской войне. Написано якобы от лица белого офицера. Некий штабс-капитан Пташников. Я книгу читал с интересом, всё-таки в семье тоже были офицеры Белой армии, с судьбой, похожей на судьбу главного персонажа. Примерно в том же возрасте и чинах были. Примерно там же воевали. И также в Константинополе в 1920 г. оказались. Но что сразу поразило - какая-то животная ненависть этого офицера к послереволюционной России и, конкретно, к Красной армии. Как говорил сам Валентинов - Пташников списан с его прадеда. Сам знаю, что там не ангелы воевали. С обеих сторон. Но мои белогвардейцы, хоть и стали эмигрантами, такой лютой ненависти в душе не затаили. И даже вернулись через много лет в СССР. А тут, гляди ж ты ... как оно боком всё вылезло.
  19. Gaucher (2015-01-05 00:23:54)
    Вот же ш ... :( Многие его книги читал. И отдельные фрагменты позволяли предположить, что он чувствует надвигающуюся диктатуру и стоит на стороне сопротивления. И, наверное, даже где-то на уровне подсознания ждал, что же он скажет СЕЙЧАС. Дождался. Грустно.
  20. Proper (2015-01-05 01:37:57)
    Серия "Око Силы" весьма известна. Человек подавал надежды. Но дрочил на УНА-УНСО, обнимался с Корчевским, заразился церебральным хохлоглистом, и вот результат.
  21. Proper (2015-01-05 01:48:34)
    А ведь пейсатель Лукьяненко, которого все травили за коммерческую писанину - оказался честен, и стал на сторону нормальных людей и крымнаша. Как и уважаемый мной Лазарчук. Кстати, если кто не читал - очень советую, это пожалуй самый мощный турбореалист России. Живет в Питере, естественно, с 1999 года. Тут ему хорошо. Переводил Дика, Хайнлайна и ты ды. Начать его читать советую, пожалуй, с "Все, способные держать оружие". Это мир, который мог бы быть, если... если бы во Второй мировой войне победила фашистская Германия. В 1942 году, после очень странной смерти Гитлера, руководство третьего рейха сумело переломить ход войны. Россия оказалась поделенной между победителями - Германией и Японией. За исключением тех ее частей, которые обрели относительную самостоятельность, – Сибирь, Грузия, Польша. Однако полвека спустя, в начале 90-х годов, третий рейх, как и Советский Союз в совсем-совсем другом мире, вступил в ту критическую фазу, когда любые империи рушатся. Не буду спойлерить - но там вообще всё круто, и это - только антураж, декорации к событиям. Вот кусок из начала: Кажется, начинается рассвет. Мы уже видны друг другу. Дождь не перестает, но зато теперь это просто дождь, без ледяных корок. Пар от дыхания подобен туману. Возможно, это и есть туман. Из тумана внезапно появляется подпоручик Криволапов, наш взводный. Он удивительно соответствует своей фамилии. – Стройся, – негромкая команда. Мы строимся, курсанты вперемешку с тонкими больными осинками. Криволапов ждет короткий положенный срок. – Егеря. Перед нами поставлена задача... – он вдруг смолкает, кашляет и начинает снова, но совсем другим голосом: – Ребята, случилось вот что: кто-то захватил эту долбаную базу. Какой-то «Русский легион». Неизвестно, кто они на самом деле, неизвестно, сколько их... но достаточно, наверное, потому что одной охраны там было полторы сотни, вы это знаете... Короче, они объявили войну Японии. Что начнется, если они запустят эту молотилку, объяснять не надо. Одно хорошо: заправленную ракету успели взорвать, а чтобы другую заправить и вывезти на старт, требуется двадцать часов. Так что до вечера война не начнется. И наша задача – сделать так, чтобы она вообще не началась... Значит, так: кадровики будут здесь не раньше шестнадцати часов. Самолеты не летают... К их прибытию мы должны будем порвать жопу на звезды, но установить численность противника, расположение огневых точек.. ну и нанести ему посильный урон. Все. Сейчас нам приказано произвести скрытый поиск к базе. Добровольцы есть? Секунду-другую строй стоял неподвижно. Потом шагнул вперед ефрейтор Николаев, потом Сережа Врангель, потом я... потом оказалось, что строй как был строем, так им и остался. – Спасибо, ребята... – сказал Криволапов. – Тогда так: иду я, ефрейтор Яковлев, курсанты Валинецкий и Аздашев. Сержант Косичка остается за командира. Разведчики – со мной, остальным пока отдыхать. Разойдись. Это сибирские егеря в русской Сибири, возле американской (формально - ООНовской) базы ядерных ракет (ага, ага). Но действие будет развиваться сразу в нескольких местах земного шарика, и героев там сразу несколько, и сначала будет казаться, что между ними нет никакой связи. Вот еще кусок, другое место, другой герой: Константинополь, Иени-Махалле, кофейня «Старый Хачик» Итак, главная новость всей прошедшей недели – противостояние в Андаманском море. Немецкая эскадра уже насчитывала двести вымпелов, японская – двести восемьдесят. За всю историю человечества ни одно море не вмещало столько железа. До сих пор неизвестно, что произошло в Рангуне, обе стороны обвиняют визави в провокации, в то же время спасательные работы затруднены гражданскими беспорядками и действиями партизан из «Фронта воссоединения». По экспертным оценкам, число жертв превысило двести тысяч человек, природа же взрыва по-прежнему неясна; во всяком случае, это не традиционный ядерный или термоядерный заряд; выпадение радиоактивных осадков объясняется, скорее всего, разрушением реактора одного из находившихся в порту судов... Болгары подходили к делу практично: вмешается ли Россия в спор в качестве союзника одной из сторон (догадайтесь с трех раз, какой именно) или же употребит свое влияние в чисто миротворческих целях. Пока же двадцать вымпелов Средиземноморского флота миновали Цейлон и находились в двух днях пути от объявленной зоны конфликта. Среди кораблей флота и болгарский крейсер «Царь Калоян»... – интервью по отраженному лучу со старшим офицером крейсера... Помимо темы южных морей, в газете было немного о грядущих довыборах в нижнюю палату парламента и не слишком интересные сплетни о жизни царского двора. Царица Венцеслава была дамой строгой и поводов для сплетен не давала. Это вам не Мадридский двор... Но каков все же абсурд: конституционная монархия входит составной частью в республику, до сих пор не принявшую конституцию, каковая республика по структуре и сути своей является ярко выраженной империей. Я попытался вспомнить нечто аналогичное из всемирной истории, но так ничего похожего и не подобрал. В русских газетах было примерно то же самое, только респектабельная солидная «София» вдовесок устроила диалог между опальным адмиралом Визе и крымским вице-губернатором Брагиным, залетевшим (заплывшим) в наш богоизбранный город по каким-то вице-губернаторским делам. Визе был выживший из ума старик, совершенно уверенный, что наши двадцать кораблей, пусть и действительно первоклассных, смогут надрать задницу как много о себе возомнившей немчуре, так и япошкам, из всех достижений цивилизации постигшим разве что умение писать стоя. Брагин от всех этих проблем был далек и честно полагал, что худой мир лучше доброй ссоры. Эту мысль он и пытался донести до своего тяжелобронированного собеседника... Хамский же «Перуанец» все доискивался подоплеки таинственного взрыва. В Рангуне располагались склады русско-японского химического концерна «Шика», и анонимный автор утверждал, что именно там, на складах, и произошел невиданной силы взрыв – то ли с целью сокрытия налогов, то ли во избавление от ревизоров... Белый открытый «опель» мелькнул между платанами, потом сдал задним ходом и остановился. Тедди выпрыгнул, не открывая дверцу, потом церемонно, с поклоном, вывел за ручку Зойку. На Зойке была белая шляпа и белые перчатки до локтей, но при этом зеленоватая растянутая майка, вытертые до белизны замшевые брючки и бесформенные босоножки из перепутанных ремешков и веревочек. Они скисшей от смеха походочкой, спотыкаясь о ступеньки и друг о дружку, поднялись в кофейню и бухнулись за мой столик, источая запах моря. Для них тут же появились два высоких стакана с лимонной водой со льдом. Кофе ни Тедди, ни Зойка не пили по каким-то непонятным мне соображениям. Волосы обоих были все еще мокрые. Купаться они ездили куда-то за Иеди-Куле, в Шварцфелс, теперь – Черные Скалы. При русских все должно существовать во множестве. Я там ни разу не был. Прежде это был добропорядочный немецкий семейный курорт. Теперь его облюбовали гемы и падлы. Лазарчук пишет мастерски, меняя слог и течение повествования, чтобы подчеркнуть разницу мест и героев. Скажу сразу - для людей, привыкших к обоям типа "Слепой стреляет без промаха", читать это будет трудно. Надо складывать в голове сразу несколько параллельно развивающихся линий сюжета, и по мере того, как они начнут переплетаться - вы либо потеряете нить сюжета, либо словите настоящий кайф от понимания. Еще один герой, другое место: Умылся. Вернулся. Посмотрел на трофейные часы. Тут же забыл, что там увидел. Р-147 лежала с открытыми глазами. Свитер ее очень небрежно и очень заметно валялся на столике. Эти немецкие женщины... – Вам что-то приснилось? – спросила она. – Может быть, – сказал я. – Не запоминаю снов. – Меня долго мучали кошмары, – сказала она. – Пока я не стала лечиться у Бонгарда. – Извлечением души? – Не смейтесь, это действительно так! Это не выдумки, я же... – она замолчала и приподнялась на локте. – Хотите попробовать? – страшным шепотом спросила она. – Нет, – сказал я. – Мне нельзя. У меня искусственное сердце. – Неважно! Ведь душа... – Все равно не хочу. – Вы будете жалеть, страшно жалеть... – Гашу свет? Я выключил лампу, разделся и лег. Р-147 выглядела подозрительно бодрой. Слопала какой-нибудь стимулятор? Допустим. Ну и что? Не везу я ни оружия, ни фальшивых паспортов, и даже денег у меня кот наплакал. Залезть же в память раухера невозможно. Да и залезь туда кто... Архивная крыса Люба, вручая мне тощенькую папочку с материалами по «Пятому марта», сказала: все здесь, Игорек, нет больше ничего, будто и не люди это, а мороки. И Командор бушевал, что идти на акцию с такой информацией – это просто подставлять задницу. Бушевал он, впрочем, наедине со мной, в подвальчике того самого, на углу Авиаторов и Денисюка, хлопнув предварительно для расслабления полбутылки «Кедровой». В кабинете же Тарантула он вел себя лояльно и делово и даже изображал повышенное внимание, когда Тарантул с мужественной сдержанностью и простыми словами заливал нам, насколько от успеха этой акции зависит судьба нашей цивилизации и даже самое существование оной. И здесь в который раз проявилось замечательное свойство мимики Тарантула: какую бы святую истинную правду не говорил он – вплоть до цитирования таблицы умножения, – видно было: врет. Может быть, потому, что когда-то зубы съел именно на дезинформации. Взять, скажем, сибирскую атомную бомбу: сделали ее в металле только в семьдесят втором, но уже с пятьдесят восьмого весь мир был убежден, что она существует. Прошла большая серия дез: будто бы Гринсгаузен передал Сибири документацию по ультрацентрифуге для разделения урановых изотопов (он так и сидел бы до сих пор, если бы не умер от лейкоза), и будто бы где-то в пустыне Намиб наши егеря захватили трейлер с обогащенной урановой рудой (трейлер действительно пропал, правда, без нашей помощи – но очень кстати), и будто бы некие мыслимые люди за немыслимые деньги везде, где только можно, скупали плутоний, и даже загрузили в глубокую шахту и подорвали полторы тысячи тонн аммонита, – и Тарантул потом, очень довольный собой, говорил, что атомная бомба, существующая только в головах противников, сдерживает их не хуже настоящей, а обходится раз в сто дешевле... поэтому, слушая его, я все старался понять, в чем же заключался истинный смысл операции, – но так, конечно, и не понял. Не понял до сих пор. – Ах, это невозможно, – сказала Р-147, – я не понимаю – быть таким бесчувственным... я не понимаю. Она села, замерла на минуту – будто внезапно и глубоко задумалась, – потом быстро шагнула ко мне и забралась под плед. Это невозможно, шептала она, это невозможно, это... Да, подумал я, невозможно... а если невозможно избежать насилия, расслабьтесь и постарайтесь получить удовольствие... Про искуственное сердце герой не врет - у него оно искуственное, на атомной батарее. И еще у него атомная бомба внутри тела - излучение батареи сердца маскирует наличие бомбы. Он боевик-смертник сибирской спецуры. И вот они бухают в поезде: Уже выпили и по третьей, и по четвертой – под какой-то совершенно непристойный тост, сказанный Р-147, и под робкое «Это... за знакомство, что ли...» проводника. Стало совсем темно, дождь усилился, окно, несмотря на гидрофобное покрытие, заливало водой. Тучи вспыхивали лиловым, и гром, хоть и ослабленный, проникал в вагон. Нет, ты скажи, требовал полицейский у проводника, ты скажи: справедливо это? Я тут всю жизнь живу, и отец мой жил, и деды, и прадеды, а он мне: оккупант? Справедливо? Зепп, бил себя в грудь проводник, Зепп, бля буду!.. Потому что все мужики хамы, объясняла Р-147, вам всем одно нужно, что я, не знаю, что ли? Примитивное удовольствие. Воткнул – и к следующей. Что я, не вижу? Комплекс Кулиджа. Воткнул – и дальше побежал. На нее не обращали внимания. Ты пойми, тряс рукой проводник, ты пойми: русский человек – это русский человек! Ты, главное, суть пойми!.. Меня вдруг затрясло: теплая пелена опьянения исчезла, и я оказался под леденящим взглядом исполинского глаза, как бы под лучом замораживающего прожектора – я все уменьшался в размерах, а глаз рос, рос, уходя в бесконечность... срочно нужно было съесть что-то сладкое, срочно я упустил момент... рука почти чужая: я отстранение смотрел, как она неуверенно сыплет сахар в остывший чай, ворочает там ложкой, поднимает чашку... начинался настоящий озноб, но я успел судорожно выхлебать приторный сироп. Теперь можно и коньячку, настоящего коньячку без легенд и излишнего коварства... зачем я вообще это сделал? Черт его знает... Полицейский тряс бутылкой, силясь добыть еще хотя бы каплю. Я встал – тело ныло, как после тяжелой продолжительной болезни, сердце неслось куда-то в третьем режиме – и достал литровую бутыль «Хасана». Это, конечно, пойло, травяной настой, но он хорош тем, что после него не болит голова. Вот – русский человек! – воскликнул проводник, простирая руки. – Он понимает душу любого – русского, немца – любого!.. Я не русский, сказал я. Я полуполяк, полуиспанец. У меня мама – Родригес. Все равно, ты русский! – настаивал проводник. – Ты думаешь по-русски, и ты понимаешь русскую душу. Разве что, согласился я. Теория крови – это блеф, веско сказал полицейский. Партия разобралась и дала бредням Розенберга суровую оценку. Бредни Розенберга разоблачены, разоблачен и сам Розенберг. Это шикарно. "Бредни Розенберга разоблачены, разоблачен и сам Розенберг" - это прямо-таки в мемориз. Немцы такие немцы.
  22. Provincial1 (2015-01-05 02:20:30)
    Вот за интеллигенсткий антисталинизм я его и не перевариваю. Книги его читал ещё в начале девяностых и с тех пор остался осадочек. Смачное описание заброшенных лагерей, повешения лидеров СССР... Тьфу, г@#на кусок.
  23. Proper (2015-01-05 02:23:37)
    Экий вы гурман.
  24. Provincial1 (2015-01-05 02:49:23)
    Девяносто второй - девяносто четвёртый год, в стране бардак, что дальше будет не понятно, а это сраный турбореалист пишет сказки про то как хорошо живётся под немецкой оккупацией. Законы Розенберга осудили, ага. Тьфу ещё без счёта.
  25. Proper (2015-01-05 17:46:14)
    Ну чо, бывает. Сходите Окунена-Чертишвилли почитайте, попустит.
  26. Provincial1 (2015-01-05 21:28:47)
    А, ну в общем то верно. патриот пишущий антирусское говно лучше белоленточного, пишущего весьма достойные детективы. Чо, бывает, на вкус на цвет...
  27. SNAIL (2015-01-08 11:09:16)
    Блин ... захотелось пойти руки вымыть с мылом два раза, после истории с этим писакой ....
Чтобы писать свои комментарии - надо залогиниться на сайте. Тогда и вид комментариев станет более красивым.