Криминальная Москва

1992 год — шестой отдел МУРа за вымогалово принимает на рынке крупного авторитета Мансура, человека небесталанного, склонного к изобразительном искусству и литературе – во всяком случае карикатуру и поэму про свое задержание он выдал классные. Следователь Вова взял с него двадцать тысяч долларов, выпустил из-под стражи, а сам укатил гулять в Сочи, не взяв даже отпуск. Его искали несколько суток, приехал, гад такой, загорелый, как ни в чем не бывало. А Мансур воодушевленный победой, отправился на рынок грузить заявителей – с вас долг, но и еще за обиду, и за то, что со следователем пришлось расплачиваться.

Криминальные войны выбили целое поколение не худших русских ребят. Они погибли в разборках. Сгинули в тюрьмах. Превратились в зверей. Это те, кто раньше работал бы на заводах, служил в армии, защищал Родину. Наиболее активные, сильные – российский капитализм с нечеловеческим лицом показал им кривые дороги, и они не нашли в себе сил отказаться.

Все более менее приличные банды проходили эти этапы. Сперва клятвы верности, иногда с ритуальным пусканием крови из вены – мол, теперь мы кровные братья. Потом захват территорий, битва с другими командами, обрушившийся денежный водопад. А затем — недовольство дележом прибылей – мол, ты больше берёшь, а работаешь меньше, борьба за власть, создание фракций и заговоры. После чего в лучшем случае – раскол на пару шаек. Но чаще – просто истребление конкурентов. Бывшие кореша глушили друг друга тысячами. Ликвидировали киллеров после выполнения нескольких заказов. Дрались как голодные бешенные крысы, поедая друг друга.

Если провести аналогию, все эти криминальные дела больше всего напоминают войны периода феодальный раздробленности. Банды – ничто иное, как феодальные государства, озабоченные захватом земель и крепостных – то есть рынков, фирм, бизнесменов. Они и жили по законам феодализма – с вассальными клятвами, раздачей милостей и «земель». Там был свой бюджет – общак. Свой суд, контрразведка. Даже дипломатические ведомства, ответственные за дружественные отношения с близкими и разруливающие по возможности конфликты с дальними.

В девяностые годы они росли как на дрожжах, вооружались и крепли, стремительно богатели, скупали недвижимость на Кипре, Греции и Испании. Бандит – становилось довольно распространённой специальностью. Один пахан говорил знакомому оперу:

— Слушай, столько народу сейчас у меня работает. Большую часть даже в лицо не знаю, через бригадиров общаюсь.

Вовсю шли чисто феодальные войны, борьба за власть с сопутствующими интригами, предательствами, подставами, ядами и кинжалами в спину. Как истинные феодалы держали паханы свою братву клятвами и деньгами, но больше страхом. Будет твое окружение бояться тебя до трясучки, будет порядок. А страх приходит только через кровь – тут всякие психологические этюды не катят. Надо время от времени убивать. Притом убивать своих!

Братаны одной московской авторитетной бригады вспоминают, что их просто колотило, когда пахан созывал сходняк, проходивший обычно в лесополосе под Москвой. Каждое такое «производственное совещание» означало, что одного-двух бойцов тут же и прикопают в назидание другим. Вот и смотрели с опаской друг на друга – кому сегодня по приказу свыше быть жертвой, а кому убийцей. Стреляли за предательство, за ненадлежащее выполнение обязанностей, за долги. Но когда этих поводов стало не хватать, то убивать стали за косой взгляд, за то, что отлынивали от футбольных матчей, практиковавшихся в бригаде. Да просто так, для наглядности.

Такое творилось в большинстве банд. Многие авторитеты убивали по необходимости, для поддержания дисциплины и больше за дело. Другим же просто начинало нравиться вершить суд. Они как вампиры подпитывались от этого темной энергией. Они впадали в экстаз, щелчком пальца лишая людей жизни и погружаясь во тьму. Это как наркотик, с которого не слезешь – безраздельная власть над жизнью человека и ощущение полной безнаказанности. Такой власти не было даже у средневековых феодалов, над которыми довлели традиции, церковь, понятие греха. Над этими же тварями не довлело ничего. И они превращались в бешенных псов.

Один известный политик, ныне проживающий в уютном государственном помещении пожизненно, сначала решал с помощью своей киллерской бригады политические и коммерческие вопросы, а потом просто составлял списки тех, кто ему не нравится, ну ликом не вышел.

Все эти тяготы и лишения бандитской службы отлично описал в своих мемуарах главный медведковский киллер А. Шерстобитов, известный как Леша Солдат. Они есть в интернете…

По историческим законам феодальная раздробленность обязана закончится формированием централизованного государства. Слава те Господи мы до этого не дошли, и всероссийского паханата не появилось, хотя попытки были.

Наверное, если бы дезинтеграция страны продолжилась бы такими темпами, то сегодня на ее обломках правили бы эти самые бандиты, записавшиеся в графья и князья, а также всенародно избранные президенты улицы Моховая и Садовая, и народ их почитал бы как законные власти…

— Открой, — позвонив в дверь квартиры на пятом этаже панельного дома, требует оперативник шестого отдела Московского угрозыска.

— А ты кто? — доносится из-за двери недовольный голос с грузинским акцентом.

— Володя.

— Я тебя не знаю,

— Ты чего, боишься?

— Я боюсь? – горячий кавказский парень распахивает дверь, тут же получает боксерский удар в лоб и улетает в комнату. Оперативник врывается в помещение, за ним – второй. Они умело укладывают на пол второго бандита. Я захожу в прихожую следом. Тут распахивается дверь ванной, оттуда появляется худой тщедушный кавказец с пистолетом Макарова, ствол смотрит мне в живот. Я с олимпийской грацией и быстротой оказываюсь на лестничной площадке, переводя дыхание.

Оперативник в комнате видит это, бьет ногой по двери, и бандита вносит в ванную.

Присев на колено и вытащив пистолет Стечкина, начальник 6 отдела МУРа Ваничкин (ныне замминистра внутренних дел) орет:

— Выходи с поднятыми руками или стреляю! Считаю до трех! Раз! Два!

Дверь ванной распахивается. В дверном проёме, подняв руки, угрюмо возникает вор в законе Кэмо. Типичный представитель этой социальной группы – грудь впалая, хилый, но в глазах лютая злоба пляшет, немножко разбавленная наркотическим туманом.

Это был 1992 год, и Кэмо прославился как руководитель «Белого Орла» — организации уголовников, по заданию грузинского правительства терроризировавшего мирное население во время боевых действий в Абхазии. Говорят, эти бравые ребята весело и с песней погружали пленных на баржи и топили в Черном Море.

Обыск. Кэмо лежит в наручниках на полу в прихожей. В большой комнате лежат два его подельника. По квартире мечется воровская жена, скандально причитая:

— Они работают! Это называется они работают!

При этом покачивает на руках грудного ребенка, потом орет на опера:

— Ему детское питание надо! Дай, вон в серванте!

Обескураженный опер кивает, лезет в сервант и протягивает ей полуторалитровую бутылку из-под пепси-колы, наполненную бурой опийной настойкой. Тётка вскрикивает, убегает в другую комнату:

— Они видите ли работают!

Озадаченный опер лезет в сервант и видит там шприцы, в которые уже залит опий из бутылки.

Восьмилетний сынок бандита хлюпает носом:

— А почему вон у того – кивает на оперативника, — автомат есть, а моему папе нельзя!

— Он милиционер, — отвечаю я.

— У моего папы тоже есть автомат, — гордо объявляет пацан, и получает увесистую оплеуху от своей более взрослой и уже знающей толк в жизни сестры.

Между тем оперативники, суровые ребята, пришедшие в 6 отдел из ОМСН, проводят в коридоре с Кэмо профилактическую работу, объясняя, что в милицию стрелять не надо. После воспитательной, по пролетарски тяжелой оплеухи, вор выгибается дугой, его начинает колотить мелкая дрожь, изо рта идет пена.

Его жена визжит:

— Не бейте его! У него от следствия два раза голова пробита!

Ну да. В середине восьмидесятых, когда грузинские воры достали уже всех, из ЦК КПСС в республику спустили указивку – безобразия перебороть. Грузинская милиция взялась за дело с энтузиазмом. Кого из воров смогли – задержали, начинив карманы наркотой и оружием. При этом колотили нещадно – мол, нечего вам здесь делать, СССР большой. Своей цели правоохранители достигли – основная масса воров свалила в Россию, где устроились вполне комфортно, особенно в условиях кооперативов и сухого закона. Где уютно пребывают до сих пор…

Воры и бандиты. Почему то считается, что это одно и то же – мол, все преступники. На самом деле различия принципиальные. Воры всегда были маргиналами, законченными эгоистами, создавшими свою субкультуру, правила поведения, основная их сила в том, что по старой гулаговской традиции они держат масть в тюрьмах. Тюрьма их дом – свобода как командировка. Вор – это жучара, ищущий что урвать. Бандиты – по складу своему ближе к воинскому сословию, у которого есть боевая задача захватить территории врага, взять пленных и добычу.

Между ворами и бандитами отношения складывались по-всякому. После принятия Закона о кооперации профессиональные уголовники занялись рэкетом, благо еще при СССР наработали методики, облагая данью цеховиков и карточных шулеров. Но постепенно верх стали брать люди другого плана. Спортсмены, закаленные физически и морально жестокими тренировками, готовые биться насмерть. Военные и бывшие спецслужбисты стали выстраивать силовые структуры, а не шайки. «Комсомольцы» – сперва презрительно называли воры бандитов. Но тональность постепенно менялась, когда бандиты все больше становились обособленной мощной силой.

Прокуратура, следствие вообще не обращали внимания на криминальный беспредел. Тогда как раз верстался новый уголовно-процессуальный кодекс, спонсируемый американцами и призванный вообще похоронить любую деятельность по борьбе с криминалом. Обыватели были запуганы, свидетели боялись давать показания, потому что не были защищены ничем. Так что долго бандиты обычно на нарах не куковали – выходили на волю, утверждаясь в собственной неприкосновенности. К изумлению моему того же Кэмо, который чуть не продырявил нас из пистолета, выпустили за отсутствием состава преступления. Перед этим братва обработала понятых, пообещав снять с них головы, так что те быстренько забрали показания назад. Какой вообще идиот придумал тащить в такие серьезные игры посторонних людей, в виде понятых, ставя под угрозу их жизни? В общем, вышел грузинский вор на свободу. Простили и пистолет, и наркотики, и ворованную видеоаппаратуру, а заодно такие мелочи, как геноцид мирного населения в Абхазии. Всё простили. Через год его задерживал РУБОП с тем же комплектом – оружие и наркотики. Потом уже в 10-х годах читал справку, что он организовал в столице грузинскую бригаду барсеточников, каждый экипаж приносил в год доход в миллион баксов.

Так как бандиты и власть были практически самостоятельными центрами силы, то, естественно, уважаемые люди должны не гнобить друг друга, а договариваться. И получалось это как-то очень неплохо, можно сказать, органично. Бандиты оптом скупали чиновников и депутатов. Чиновники использовали бандитов. Странные отношения были с ФСБ. Одно время гуляла такая идейка — не можешь победить, возглавь. Не знаю, случайность или нет, но руководство многих группировок перехватили бывшие сотрудники КГБ. Еще была такая, как мне кажется, гнилая идеологема – чтобы держать в руках преступный мир, нужно контролировать пару больших банд, которые будут отвечать за порядок и не допускать беспредела. У меня такое чувство, что эта точка зрения одно время возобладала в определенных ведомствах. Хотя продемонстрировала в той же Москве полную несостоятельность. Да, ОПГ разрослись, поглотили друг друга. Но бардак и беспредел остались, только бандиты стали ощущать себя недосягаемыми для закона, потому что у паханов все схвачено.

Так вот насчет ментов. Больше всего бандиты боялись, что власть снова станет властью, а милиция милицией, как в старые времена. В 1992 году спецназ при задержании на проспекте Мира в Москве невзначай пристрелил одного авторитетного бандоса. А тогда бандитские традиции, единство слова и дела только укреплялись. Братва собралась на сходняк, порешили мстить. Спёрли в прокуратуре уголовное дело по данному факту, ознакомились с ним. И стали приглядываться к Колобовскому переулку, где ОМСН располагался. На полном серьезе решили разбор учинить. Тогда оперативники запустили слух – мол, сверху указание пришло всех авторитетов при задержании валить. Так на следующий день все бугры московские свалили в Америку – американцы их тогда очень уж любили и волю им давали, это уже потом, когда в них надобность отпала, Япончику по совершенно надуманным обвинениям непонятно за что червонец самый гуманный американский суд впаял. Потом братва узнала, что милиция пошутила, и вернулась. Но больше со спецназом воевать не собирались. Потому что в сознании дружащих с головой бандитов было ясное понимание — даже слабое государство способно их смести и раздавить без всяких проблем.

Кстати, Шаймиев, пользуясь суверенитетом в Татарстане, который по велению Ельцина взял столько, сколько смог унести, объявил войну оргпреступности, ввёл превентивный арест бандитов и за 30 суток, в результате, без особых усилий разгромили все группировки, выдавили из республики. Куда? Ну в Москву, конечно… Такой же кульбит решили провернуть на всей территории России, ввели превентивные аресты, и бандитские мыльные пузыри стали лопаться один за другим. Закрыли под стражу всех более-менее значимых бандитов. Часть из них поплыла. Пошли аресты. Удар по мафии был серьезный. Но мафиози очухались, подтянули своих друзей-правозащитников, которые «бескорыстно» подняли оглушительный вой об антиконституционных указах. И лавочку быстро свернули. Но осадочек у братвы остался – их вполне могут вывести всех, как тараканов, было бы желание.

Когда стало понятно, что обычными средствами заразу не выведешь, а раны от бесконечных взрывов, стрельбы и разборок чешутся все сильнее, наверху было принято решение подобное лечить подобным – то есть создать организацию, которая будет вышибать бандитов из привычной им среды обитания их же методами. Так появился РУБОП, к нему были приложены СОБРы – спецназовские подразделения, из головорезов, не видящих препятствий, с таким самурайским кодексом чести. Очень быстро появилась поговорка у братвы:

— Есть солнцевские. Ореховские, но это все фигня. Вот шаболовские – это отморозки. Это сила, да.

На Шаболовке тогда размещался Московский РУБОП.

В какой-то мере это соответствовало действительности. Помню здоровенного курсанта на выпускных экзаменах спрашивают:

— Какие в УПК предусмотрены основания для проведения обыска?

Тот глазами хлопает. Преподаватель спрашивает:

— Вы практику проходили? В обысках участвовали?
— Ну да.
— А где практиковались?
— В РУБОПе.
— И что делали?
— Двери вышибал.
-А, ну идите, три…

Конечно, борьба в девяностые РУБОПа и бандитов – это просто эпос можно писать, или гротеск. Поскольку задокументировать преступную деятельность группировок было проблематично — затрачиваешь громадные усилия, а в результате в лучшем случае условный срок бандиту, а то и оправдание, то их стали давить силовыми методами. Выставлять места обитания, кабаки. И колотить, колотить, колотить.

Приходилось нередко присутствовать пои задержаниях СОБРами. Зрелище не для слабонервных – кровь, переломанные ребра, визги, писки, вопли «По животу не бейте!» По статистике спецназовцев каждый третий «крутой» при силовом полноценном задержании обгаживается – с физиологией ничего не поделаешь, страшно же, когда на тебя несется танк.

Конечно, РУБОП чудил не по детски. Профилактические мероприятия особенно гремели. В начале девяностых модными стали, как опера их прозвали, «салатные дела». Спецназ нагрянет на какой-нибудь сходняк в кабаке, где столы накрыты. Боец вскакивает на стол, давя коваными башмаками стейки и салаты, и бежит, раздавая направо-налево дубинкой, сшибая уважаемых людей со стульев, как кегли. Правда, долго это не продлилось. Пошли жалобы из органов власти, потому что с бандитами обычно развлекались всякие шишки из мэрии или правительства, депутаты.

Однажды прокурор Москвы спрашивает одного из руководителей РУБОПа:

— В Казино ваши были?

— Были. Проводили оперативно-профилактическое мероприятие.

— А по-моему, это был налет, — говорит прокурор, вставляя кассету в видеомагнитофон.

Тогда мы еще не привыкли, что все пишется. А бандосы уже тогда стали все писать. В бандисткое казино врываются рубоповцы с СОБРом, тумаками и прикладами раскладывают всех на полу, потом заходит опер – мелкий такой, в спортивном костюме и с автоматом. Дает очередь по потолку – стеклянный шар, зеркала, все вдребезги, и объявляет:

— Что, картишки раскинем?

Научили бандитов хорошим манерам достаточно быстро, те стали берега ощущать. И постепенно сложился замкнутый круг, криминальная такая Сансара, колесо перевоплощений. Торгаша колотит бандит – бандита колотит мент – мент приходит за покупками к торгашу, и тот его обманывает. Круговорот зла в природе.

Конечно, были и с нашей стороны потери. Сколько сотрудников убили, скольких подставили, довели до самоубийств и тюрьмы. Скольких просто сдали. Всяко бывало. В Питере бандосы обогнали машину с рубоповцами и расстреляли их. Начальник Управления поднял всех по тревоге, тогда собрали больше сотни бандитов по кабакам и малинам, в пинджачках в морозную погоду, выставили строем во дворе СИЗО в Крестах, да еще водичкой полили. Но раскрыть убийство так и не удалось, хотя урок братве преподнесли. Правда, руководителя, отдавшего такой креативненький приказ, выперли.

Отличить рубоповца от бандита было практически невозможно. И внешность, и понятия, и разговор – одни и те же в большинстве своем. Но самое главное – зачем такую силищу забесплатно использовать в стране победившего капитализма. И РУБОП включился в крышевание. Притом умудрялись это делать даже на законных основаниях – заключение договоров с коммерческими структурами о сотрудничестве и спонсорской помощи. Поэтому нам в угрозыске на празднике давали грамоты к Дню милиции, в РУБОПе на Шаболовке на отдел — по одной-двум машинам в подарок отличившимся сотрудникам, да еще кормили бесплатно в столовке.

Интересно, что РУБОПы внесли немалый вклад в дезинформацию населения и вышестоящего руководства. Отчеты нужны, сколько банд в Москве, как они с ними борются. Вот и начали ребята всю судимую шпану с какого-нибудь района в ОПГ записывать – общаются, значит банда. Все это в прессу просачивалось, поэтому какие-то невероятные цифры по составу и количеству ОПГ в прессе появлялись. Да еще братва, узнав, что они не просто шпана, а банда, начинали по рынкам ходить и говорить — мы теперь ваша крыша, и тыкать этими статьями. Дошло до того, что прокурор Москвы, услышав на совещании от руководителя РУБОПа о том, что столица России в окружении тысяч ОПГ из рэкетиров и киллеров, сказал:

— Сделаем вид, что я это не слышал. Иначе если вы все знаете и не принимаете меры, вас надо привлекать к ответственности…

Им много что позволялось и прощалось. На Шаболовке были свои камеры для задержанных, где порой вообще неизвестно кого держали. Были огромные негласные фонды, позволявшее покупать любую информацию. Прокурор сидел там ручной, однажды вякнул на собрании, что не всегда опера соблюдают законность, так руководитель Управления его отчитал примерно такими словами – приютили стервеца, а он еще вякает…

Как ни странно весь этот рубоповский накат, даже перекрышовывания, сказались на ситуации вполне благотворно. В Москве бандитов по большей части выбили из легального бизнеса и вернули туда, куда им положено – заниматься кражами, наркотиками, проституцией, или легализоваться под маской приличных бизнесменов и больше не быковать.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале (сверху свежие):
  1. Proper (2017-11-07 17:26:50)
    Где братки девяностых? Многие погибли в разборках и от наркотиков, потеряли смысл жизни, деградировали, пребывают в отчаянье и нищете. Другие стали успешными бизнесменами и сегодня обижаются, когда им напоминают, кто они были – мол, грехи молодости, иначе не выжить было, но сегодня то они уважаемые люди. Хотя, думаю, сноровку не теряют и хранят закопанный и с любовью смазанный пулемет. Наиболее ушлые и говорливые пробрались даже в выборные органы власти и в администрации – приноровились за взятки вытирать из Главного информцентра МВД информацию о судимостях – и вот чисты как ангелы. Один такой вышел из зоны, где сидел за наемные убийства, и уже через неделю работал замглавы администрации одного из Подмосковных районов, ударно отжимая землицу у крестьян.
  2. Sagamor (2017-11-07 17:50:14)
    Да! Тяжёлое было время. Но работали.. иногда по 4-мес. без зарплаты. За год, взвод вневедомственной охраны по сопровождению грузов стал ротой. Ибо потребность - бандитизм на дорогах. Попасть туда было за удачу. Мотаться с автоматом в бронежилете по городам и весям, иногда непонятно что охраняя в этих Камазах. Но платили за поездки хорошо. Остальные в отпусках так подрабатывали, я в том числе. Братва подкатит, а ему ствол автомата в окошко покажешь и сразу глубокое понимание - едем дальше. Перебороли таки ситуацию. Или точнее сказать, бандитизм вышел из детских пелёнок и стал более "цивилизованным". Зачем стрелять, если можно миллиарды и так упереть?
  3. Sobolek (2017-11-07 19:18:49)
    >>...и так упереть.© Ага. "Братва, не стреляйте друг друга, Вам нечего в жизни делить..."
  4. Ричъ (2017-11-07 19:24:33)
    Брат два - не стреляйте друг в друга
  5. Sagamor (2017-11-07 20:34:25)
    )) У нас в ДК "Курган-Сельмаш", как-то в те годы обосновались бандиты. Снимали комнату для своих целей. Народ сплетничал, что "курганский общак" там хранился. ХЗ. Нас не трогали, мы тоже не трогали. В принципе жулики "культурные люди". Мы милиционеры группа "Пистолет Макарова" песни про ментов лабаем, а мимо ходят вполне конкретные курганские ребята в кожаных плащах (Типа комиссары)))) Закусились с ними тока один раз. Некто в плаще посмел на ментовской клаве "Ямаха" чота сыграть. Ну понятно мы победили!))) __________ Дальше лучше! Администрации ДК пришла в голову мысль устроить вечер отдыха для СЕМЕЙ бандитов. Организацию и режиссуру взяли на себя. Ранее такого в среде курганских жуликов не водилось. Но мероприятие прошло на УРА, жулики, их жёны и дети были очень довольны. Они так никогда не встречались. Песню "Братва не про не стреляйте в друг друга " заказывали раз десять. Была хитом вечера. Мой товарищ звукарь, был свидетелем этого вечера. ___________ В те времена все жили тяжело и режиссёр мне (милиционеру) сказала такие слова: " Да! Нам нужны деньги! Но они тоже люди нашей страны. У них есть семьи и дети! Наше призвание- нести культуру в массы! Вот скажи, что плохого мы сделали?" Ответить было нечего.
  6. EvilTeacher (2017-11-07 20:55:09)
    Ну да... Москва криминальная... А вспомните, так между делом, кто Москву на уши поднял... Новокузнецкая команда Лабоцкого - Шкабары... Эти были полными беспредельщиками... Одного из его боевиков помню еще смазливым пацанчиком лет 14-15... Жил в соседнем подъезде... И через несколько лет узнаю историю его короткой жизни и смерти в Москве.
  7. Владимир (2017-11-08 00:43:15)
    Добавлю - и в законодателях и исполнителях полно таких.
  8. petrova (2017-11-08 01:40:37)
    Пришла в голову мысль: если в Москву приехало несколько волн криминального контингента со всего Союза, то не может ли это как-то коррелироваться с повышенной концентрацией отрицательных личностей в нашем славном городе в настоящее время?
  9. Koroed (2017-11-08 01:55:42)
    На фото в заголовке кто изображен? Кто кого пинает? Менты бандитов или одни братки других? А чо пинают, а не стреляют? Ведь шпалеры есть. Раз так, то, думаю, менты Кстати, соответствующий сериал в то время стал откровением. Хотя я сам первое время от него кривился по причине снобизма. А теперь первые 2 или 3 сезона себе в коллекцию скачал
  10. Владимир (2017-11-08 03:10:42)
    В %? Достаточно. Плюс экспорт в регионы. Не знаю за сейчас, раньше «варягов» из Москвы, по крайней мере у нас, пару раз валили. Год не помню, 90-е, приехали пару грузинских воров в законе, подмять местных, но так как были коронованы за деньги, местные староверы их приняли. Тех, кто приехал на разборки, также прикопали. Местных авторитетов хватало. Но позже москвичи купили все прибыльные местные предприятия.
  11. Владимир (2017-11-08 03:15:18)
    О невозможности отличить рубоповца от бандита. Да, так было. Сленг, музыка, поведение, итд., одинаковое, только одни +, другие -.
  12. petrova (2017-11-08 09:28:20)
    Приехали пару грузинских воров в законе © - ну да, москвичи же)
Чтобы писать свои комментарии - надо залогиниться на сайте. Тогда и вид комментариев станет более красивым.