Китай возвращается к традиционной монархии. Пока — ненаследственной…

Ирина Алкснис

Китай в России нередко приводится в качестве примера того, как надо реформировать политическую и социально-экономическую систему страны, не ставя под угрозу государственность. Китайские реформы 1980-х годов, выведшие КНР на принципиально новый уровень развития и могущества, в противовес советской перестройке, результатом которой стал государственный крах и распад СССР, — привычные объекты сравнения.

Женщина фотографируется у флага Коммунистической партии Китая в Шанхае

Текущий период крайне интересен тем, что Китай вышел на новый цикл реформ, в ходе которых происходят масштабные изменения, а в некоторых случаях — и откровенный демонтаж системы, просуществовавшей в стране почти сорок лет.

Очередным предупреждающим звонком, а вернее, уже набатом, стала новость о том, что центральный комитет Компартии Китая выдвинул предложение удалить из конституции страны пункт, в котором обозначено, что председатель и вице-председатель КНР «могут занимать свои посты не более двух сроков подряд».

Как известно, творец «китайского чуда» Дэн Сяопин формально никогда не был первым лицом китайского государства, но фактически руководил страной с конца 1970-х и до начала 1990-х годов. Именно он выступил инициатором экономических реформ и разработал концепцию «социализма с китайской спецификой». Однако не менее, а, может быть, даже более важно то, что именно Дэн Сяопин создал нынешнюю государственно-политическую систему Китая, успешно реформировав оставшуюся после Мао Цзэдуна.

Ограничение на занятие ряда высших постов в государстве, включая председателя КНР, — не более двух пятилетних сроков, служило одним из главных оснований китайской государственно-политической системы последние десятилетия. Этот принцип зафиксирован в действующей конституции страны 1982 года и с тех пор соблюдался неукоснительно.

Флаг США на фоне эмблемы Китая в Пекине. Архивное фото

Его смысл очевиден — стремление избежать чрезмерной концентрации власти в одних руках и ее узурпации, и, как следствие, всех негативных последствий, вытекающих из этого.

Китай — огромная страна со сложным составом населения. Это сказывается и на особенностях китайской элиты, где большую роль играют региональные и другие кланы. Конституционное ограничение срока нахождения у власти позволило создать в Китае более сбалансированную систему интересов различных групп, ввести борьбу между различными элитарными группами в системные рамки, не угрожающие государственности.

Теперь эту (вроде бы доказавшую за несколько десятилетий свою жизнеспособность и эффективность) систему в Китае демонтируют.
Процесс идет далеко не первый год. Происходящие изменения все заметнее и многочисленнее. Неслучайно после прошедшего несколько месяцев назад съезда КПК эксперты в один голос заговорили о том, что Си Цзиньпин «приблизился к Мао Цзэдуну» по своему положению и уровню влияния.

Теперь же на повестку дня официально поставлен вопрос, положительное решение которого позволит китайскому лидеру остаться во главе страны после 2022 года, когда, согласно пока еще действующим нормам, он должен покинуть свои посты руководителя КПК и всего Китая.

Однако было бы большим заблуждением считать, что Си Цзиньпин разрушает систему Дэн Сяопина просто в целях личной узурпации власти в Китае.

Протестующий перед зданием Капитолия в Вашингтоне. Архивное фото

Реальность — намного сложнее.

Китай находится в крайне опасном для страны переходном периоде, причем во всех возможных смыслах и направлениях: от экономического (исчерпание потенциала взрывного роста экономики и необходимость перехода к новой модели развития) до геополитического (притязания страны на статус глобальной сверхдержавы требуют все больше подтверждений).

В этой ситуации устойчивость системы государственного руководства становится не прихотью и личной блажью, а объективной и жизненно важной необходимостью.

Ситуация усугубляется тем, что пока еще существующая система за предыдущие десятилетия создала благоприятные условия для феноменального усиления коррупции в стране и создания целых пластов неприкосновенных элитарных групп. Отдельная проблема — то, что после почти четырех десятилетий вхождения в мировой рынок немалая часть китайской элиты лояльна скорее к Западу, чем к своей стране.

Фактически Китай испытывает со своей элитой во многом те же проблемы, что Россия со своей, причем в некоторых случаях даже в худшем виде.

Шанхай. Архивное фото

В результате перед китайским руководством стоят те же задачи, что и перед Кремлем, — принуждение элиты к национализации, репатриация капиталов и борьба с коррупцией феноменального размаха.

При этом нынешняя система китайской власти фактически работает на сохранение статус-кво, поскольку защищает различные элитарные группы от чрезмерно жесткого давления власти и конкурентов.

Си Цзиньпин посягнул на этот баланс сил и сложившиеся правила игры. В частности, новости из Китая о приговорах (в том числе к высшей мере наказания) высокопоставленных коррупционеров стали привычными, причем под суд идут именно ранее неприкосновенные фигуры. Похожие процессы разворачиваются и в сфере национализации элиты, и во многих других областях. В общем, очень похоже на Россию, просто со своей китайской спецификой.

Руководитель Китая взялся за крайне опасное дело.

Демонстрант с флагами ЕС и Великобритании. Архивное фото

Над ним дамокловым мечом висел десятилетний срок правления, окончание которого дало бы его оппонентам шанс на реванш. Это могло бы стать роковым не только для самого Си Цзиньпина, но и для Китая в целом.

Судя по свежей новости, данный гордиев узел китайским руководством решено разрубить радикально, сняв проблему как таковую и отменив ограничение занимать высшие посты в государстве только двумя пятилетками. Это позволит правящей элите Китая провести страну через очень опасный период, реализуя политику, которую там считают оптимальной.

В то же время эти очень серьезные причины, разумеется, не снимают вызовов и угроз, которые таит в себе новая система. Ей еще предстоит доказать свою способность справиться с заложенными в ней уязвимостями и не допустить развития ее потенциальных пороков до опасного для страны уровня.

 

Источник материала
Материал: Ирина Алкснис
Иллюстрация: Фото: АП, АФП, Фотолия
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Базилевс на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Sort by:   newest | oldest
Henren

Думаю, Китаю помогут преодолеть кризис его лепшие друганы — британцы. Правда, последствием этой помощи будет несколько другой Китай, феодально раздробленный, но большинство китайских товарищей сохранят и приумножат свои капиталы, что является для любого китайца основным. Русских понятий, что Родина важнее, у китайцев отродясь не было.

Sagamor

Будут писать про «китайский «застой»? Си Цзинпинский

флакон 0,9
флакон 0,9

В Госдуме предложили лишить работы критикующих Россию актеров

флакон 0,9
флакон 0,9

Леонид Якубович назвал «Поле чудес» шизофренией

Sagamor

Немудрено! )
И чо? Мухожук? Или ещё потрудится?

Tim_duke

Еврей и труд? Я Вас умоляю…

Tim_duke

А чо не увольняется? Боится без зряплаты остаться, ну да…

флакон 0,9
флакон 0,9

Все началось с вопроса Максима Галкина: «Как вы сдерживаетесь и сколько любви у вас к людям, когда они через 20 секунд не помнят задание»?

Tim_duke

Монархия — лучшая форма правления, доказано историей.

zeloone

С точки зрения эффективности государства, диктатура лучше.

Sagamor

При одном условии, что руководитель умён и его команда тоже. Африканские диктатуры, где сержанты свершают госперевороты об этом свидетельствуют. Толку нет.
Ништяки не имеют свойство появляться из неоткуда))

Kokunov

Чем абсолютная монархия отличается от диктатуры?

Henren

Передачей власти по наследству.

Kokunov

То есть по сути — ничем. Другое название одного и того же принципа управления обществом.
Вопрос передачи власти интересен, но получается издав один закон (о наследовании) диктатор становится абсолютным монархом?

Tim_duke

Отличие диктатора от монарха — диктатор сохраняет власть только для себя, монарх думает передать страну своим потомкам. Следовательно, вынужден думать не только о себе, но и процветании большинства населения страны.

Henren

Он так хочет, но не получается. Потому что рядом — толпа тех, кто тоже так хочет. А монарх — он легитимен.

Tim_duke

Помимо бешеных сержантов в Африке повсюду существуют традиционные монархии, монархии одного племени.
Они существуют столетиями, в отличие от придуманных белыми стран и режимов. И этих царей-королей слушаются все.

Sagamor

Вы тут про Китай рассуждаете, а вот ещё в январе Макрон присоединился к призывам булочников включить багет в списки «нематериального наследия ЮНЕСКО». )))
«Кардинал и булочник (галантерейщик) -сила!»
Потом как-то заявлял, что будет бомбить Сирию, потом, ( через день)))) что Сирию бомбить не будет (Путин так намекнул, про парижскую богоматерь)))
_____
Ничтожества!