Всё для фронта, всё для Победы

Из секретной переписки между наркоматом танковой промышленности и заводами-производителями в марте 1942 г.: «В последнее время из воинских частей участились жалобы на некомплектные поставки танков в танковые войска. На многих машинах не хватает фар, других электроприборов, некоторых рукояток, пушки Ф-34 тоже поставляются некомплектно. А в феврале вообще имел место вопиющий факт установки на целой серии под видом орудия фактически обычной трубы без нарезки, совершенно негодной для стрельбы». [ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 4, Д. 199, Л. 67.]

Состояние военной промышленности еще перед войной, в 1940 году, оценивалось руководством страны как неудовлетворительное. Так, в приказе наркома Израиля Кагановича «О состоянии государственной дисциплины в системе НКВ» говорилось следующее: «Расхлябанность и пренебрежительное отношение к заводу, нарушение финансовой и плановой дисциплины, погоня за показными цифрами выполнения плана при недовыполненных плановых заданиях по номенклатуре, нарушение технической дисциплины, укрывательство бракоделов». В качестве очередного примера приводилась деятельность завода № 71. Там грубо нарушили технологию производства пружин, что привело к трудностям на многих предприятиях и полному краху программы производства на заводе № 8 в городе Подлипки.

10 марта из 68 стволов зениток 52-К механические испытания выдержали только 19 штук. Причем в плавке № 20049 все 17 стволов ушли в брак. 22 мая контролеры цехов № 2 и 3 приняли как годную, 71 бракованную, имевшую трещины деталь пушки 61-К. Кроме того, отдел халатно относился к приемке поступающих материалов, пропуская в производство некачественный металл. Прославился своими «изобретениями» и кузнечно-прессовый цех. Согласно чертежу и технологии, цилиндры противооткатных устройств следовало изготавливать из бесшовных труб, вместо этого их стали делать из поковок. При этом 85% металла шло в отходы и стружку.

Проблемы преследовали и «новую» (переделанную из морской зенитки) 85-мм танковую пушку ЗИС-С-53. Согласно чертежу, моноблок орудия требовалось изготовлять из стали категории 0-70. Однако главный металлург завода № 92 М. М. Струсельба решил, что «при строгом соблюдении режимов выплавки стали, ковки и термообработки» подойдет и более дешевая категория стали 0-65. И директор завода (родственник Берии, кстати) это решение утвердил. Но как раз строгого «соблюдения режимов» в условиях постоянного аврала и штурмовщины добиться было просто нереально. Поэтому на готовых стволах стали обнаруживаться флокены — внутренние пороки металла в виде небольших трещин. Брак принял массовый характер, охватывая целые плавки и партии. [Товарищ завод, с. 166–168.] В итоге проблему удалось все же решить, но в результате Т-34 с 85-мм пушкой появились на фронте только осенью 1944 г., а массово применяться они стали и вовсе в 1945 г., то есть в самом конце войны.

Текучесть кадров на советских заводах была просто невероятной. Скажем, на заводе № 92 в 1937 г. она составляла 35,3 % от списочного состава рабочих, а в 1938-м — 34,5 %. То есть за год стабильно обновлялась треть рабочих! Всего в течение 1938 г. на завод были приняты 9242 человека, а уволены 3730 человек, из которых 1662 — по собственному желанию. Ощущалась сильная нехватка ИТР, особенно технологов и литейщиков. Основными мотивами увольнения «по собственному желанию» являлись низкая зарплата и плохие жилищные условия. К началу 1939 г. контингент рабочих по сравнению с 1937 г. обновился на 60 %. [ГУ ЦАНО, Ф. 2491, Д. 189, Л. 224.]

Акты о приемке новых сооружений свидетельствуют о том, что почти все новое оборудование: краны, котлы, печи, находились в неисправном состоянии и имели массовые дефекты, но все же допускались к эксплуатации. На вновь установленных станках обнаруживались трещины на валах, неправильно сделанная проводка и так далее. [ГУ ЦАНО. Ф. 15, Д. 5, Л. 3-10.] Естественно, это приводило к авариям и гибели рабочих. Акт об осмотре столярной мастерской свидетельствует о том, что «здание к работе не пригодно, фермы крыши прогнулись и укреплены подпорками, более 70 % крыши протекает, пол сгнил». [Там же, Ф. 2941, Д. 68, Л. 25.] В литейном цехе дымоходы имели трещины, в цехах протекала крыша, водой даже заливало электромоторы. Вращающиеся части станков и маховики не были ограждены, наждачные круги не имели защитных стекол, вентили пропускали пар. У кузнечных горнов не было зонтов для отсасывания вредных газов, не хватало рукавиц для горячих и холодных работ. А иногда рабочим и вовсе выдавалась одна рукавица на троих! [ГУ ЦАНО, Ф. 2941, Д. 68, Л. 28, 30, 31, 33, 37.] В световых фонарях и окнах многие стекла были побиты и годами не вставлялись, рабочие места плохо освещались. Как выяснилось, причиной «битых стекол» была плохая вентиляция. В летние месяцы воздух внутри цеха так нагревался, что рабочие вынуждены были просто разбивать стекла. К началу же зимнего сезона их никто не вставлял.

Сохранялась высокая захламленность в цехах, так как они одновременно являлись производственными единицами и складами готовой продукции. Один из выступавших на заседании завкома возмущался по поводу «порядка» в цехе №3: «Нигде не пролезешь, везде, даже в уборной, детали, обсечки, хлам. Не работает вентиляция. Все это ведет к деморализации рабочей массы». [ГУ ЦАНО, Ф. 2941, Д. 189, Л. 100.]

Воровство и хищения имели место на многих предприятиях военной промышленности. Так, в приказе наркомата вооружений от 25 февраля 1940 г., разосланном директорам всех заводов, приводились следующие факты: «Только за ноябрь 1940 г. с завода № 6 украли 21 гр. платины, 1,2 тонны меди; с завода № 92 — свыше 0,5 кг серебра, 0,7 т латуни, 1,6 т меди; с завода № 71 украли 3,1 т никеля». [Приказы НКВ за 1940 год, Л. 29.] У некоторых читателей сразу возникнет вопрос, куда же в 30-е годы ХХ века сбывали ворованный цветной металл? Ответ прост — на другой завод. В условиях нехватки сырья предприятия охотно скупали все, что «народ принесет».

В секретной докладной записке о положении дел на заводе, выпускавшем бронеавтомобили БА-20, составленной органами НКВД, говорилось: «Аппарат ТО засорен бывшими неблагонадежными людьми и подлежит чистке. Руководитель ТО Стародубровский — сын попа, политическая физиономия неизвестна. В ТО царят семейственность, подхалимство, запугивание и спячка. Работники отдела культивировали практику невыполнения каких бы то ни было приказов и распоряжений, а приказы по заводу вообще писал «чуждый человек» Яворский. Директор ДРО Колчаков попал под влияние «банды евреев» во главе с Таумбергером, Яворским и Кириевским. Кроме того, он постоянно оставлял предприятие без руководства, выезжая вместе со своим заместителем на курорты.» [ГОПАНО, Ф. 3, Оп. 1, Д. 365, Л. 152–176.]

В записке говорилось: «Вследствие политической слепоты, распущенности в работе и разложения в быту (пьянка) создалась обстановка, предоставляющая широкое поле деятельности вредителям, рвачам и расхитителям социалистической собственности». В части снабжения, конструкторских работ и состояния технологического процесса царили кустарщина, самотек, отсутствие какого-либо планирования и грубое нарушение технологий. Выявились злоупотребления в системе оплаты труда и многочисленные факты хищений.

Секретные чертежи и переписка кучами валялись в деревянном, незапиравшемся шкафу, а часть вообще использовались в качестве оберточной бумаги! Состояние самих чертежей тоже было недопустимым. Отсутствовали допуска, размеры ставились приблизительно. Впрочем, это неудивительно, если учесть, что начальник ОКБ завода Суслов вообще не имел технического образования, а учился только в духовной семинарии и школе артиллеристов у адмирала Колчака.

Вследствие всего этого бронемашина БА-20 и выпускалась «конструктивно незаконченной и по боевым качествам совершенно неудовлетворительной». Не работала рация, вытекал бензин, не поворачивалась башня, отваливались сиденья и т. д. и т. п. [ГОПАНО, Ф. 3, Оп. 1, Д. 365, Л. 152–176.]

Бронемашина БА-20

Бронемашина БА-20

Но вернемся к танку Т-34:

Горьковский автозавод получил задачу — выпустить до конца 1941 г. 900 комплектов траков для гусениц Т-34. Однако «задание партии», как тогда было принято выражаться, было фактически проигнорировано, и по состоянию на 21 сентября предприятие поставило всего три комплекта.

План по производству моторов М-17Т для танка Т-34 (из-за проблем с дизелем В-2) на ГАЗе тоже не выполнялся. Вместо 150 двигателей в октябре и 200 в ноябре по состоянию на 20 ноября 1941 г. там были выпущены только 72 штуки. Кроме того, завод № 112 недополучил от поставщиков бензобаки, диски ведущих колес и боковые броневые листы.

До сих пор широко бытует мнение, в том числе и среди людей, считающих себя специалистами по танкам, что танки Т-34 и особенно КВ-1 и КВ-2 были не по зубам немецким танкистам и артиллеристам. Мол, снаряды отскакивали от их брони, как горох. Возникает резонный вопрос: а как же они их подбивали?

Фактически же, получив в конце 1941-го — начале 1942 гг. подкалиберные и кумулятивные снаряды, немцы могли поражать не только Т-34, но и «Клим Ворошилов» даже из обычной 37-мм противотанковой пушки. Согласно советским данным о полигонных испытаниях, такой снаряд с 400–500 метров довольно легко пробивал их лобовую броню при встрече под углом 20° к нормали. А кумулятивный 75-мм снаряд насквозь прошивал 120-мм броню с дистанции до 1000 метров. Таким образом, бороться с «непобедимыми» танками могли даже такие устаревшие машины, как Pz.38(t). [ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 4, Д. 223, Л. 34.]

Впрочем, дело здесь не только в новых снарядах. Историки, бездумно воспевающие советские танки, забывают, что сама по себе толщина брони и ее расположение под рациональными углами наклона еще ни о чем не говорят. Главное — качественно изготовить сам броневой лист. А вот с этим-то как раз и были большие проблемы. Советская промышленность давала лишь ограниченное количество никеля, 45 % ферросилиция и ферромарганца, которые были необходимы для выплавки стали марки 8-С, из которой и изготовлялась броня необходимой прочности.

Летом 1942 г. в связи с ростом производства танков дефицит материалов стал ощущаться особенно остро. В результате бронетанковое управление РККА приняло решение о поиске более дешевого заменителя стали марки 8-С. В конце августа металлургический завод № 178 изготовил для завода № 112 пробные листы толщиной 35, 45 и 75 мм с содержанием никеля 0,8–1 % вместо принятых ранее 2,5–3 %, хотя и последние параметры были следствием уменьшения содержания никеля в 1941 г. Однако качество брони при этом неуклонно снижалось. На полигонных испытаниях советский бронебойный 45-мм снаряд легко пробивал как лобовой, так и бортовые броневые листы танка Т-34. Нетрудно догадаться, что баллистические свойства снарядов германских 37-мм и 50-мм пушек были куда лучше «сорокапятки».

Большое значение при закалке броневых сталей играла температура воды. Оказалось, что при закалке стали 8-С в воде с температурой ниже +60 °C и стали 46-П при температуре выше +60 °C значительно повышалась их хрупкость.

О качестве выпускаемых танков Т-34 говорит следующее письмо БТУ ГАБТУ Красной Армии, отправленное в адрес завода № 112 в ноябре 1942 г.: «Несмотря на то что утвержденное мною „Основное положение“ по технологии производства брони получено заводом уже три месяца назад, завод не внедрил новую, отвечающую этим требованиям технологию, в результате чего качество бронекорпусов продолжает оставаться на низком уровне и на них наблюдается большое количество трещин.

Завод широко применяет резку по каленому без последующего нужного отжига, следствием чего является, например, обнаружение в течение октября трещин на примерно 100 бортах…

Бригада ЦНИИ-48, проверяя причины больших непопаданий в анализ по сталям 8-С и 44-Л на вашем заводе, установила, что скачивание шлака производится очень медленно и не полностью. Шлаковый режим плавок не соблюдается: закись железа в шлаке не определяется, шлак в печи перед выпуском не сгущается, а в ковше не подстуживается. В результате непопадания в анализ доходит в отдельные месяцы до 39 %». [ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 4, Д. 190, Л. 32.] Таким образом, из-за несоблюдения технологии до 40 % брони получалось низкого качества.

В октябрьском номере секретного журнала «Экспресс-информация», выпускавшегося Центральным научно-исследовательским институтом № 48 Наркомата танковой промышленности, говорилось: «Практика работы заводов (264, УЗТМ и др.) показала, что газовая резка закаленных деталей танка Т-34 приводит к массовым трещинам, причем количество деталей с трещинами доходит в отдельные периоды до 5075 %. Трещины, как правило, располагаются по кромкам обрезанных или подрезанных окон. Протяженность 10–45 мм…». [«Экспресс-информация» ЦНИИ № 48 НКТП, № 1, октябрь 1942 г. ] Отныне заводам-производителям рекомендовалось газовую вырезку по закаленным деталям прекратить и вырезать весь контур до термической обработки, а огневую вырезку самого уязвимого места — прорезей для балансиров — производить от предварительно высверленных отверстий.

21 ноября 1942 г. директор завода № 112 Э. А. Рубинчик получил очередное гневное письмо от заместителя начальника ГУ наркомата танковой промышленности Каневского: «БТУ КА снова сообщает о том, что качество поставляемых вами бронекорпусов и башен находится на низком уровне». Впрочем, на других предприятиях дела обстояли не лучше. В номере журнала «Экспресс-информация» за тот же ноябрь указано: «На всех заводах черной металлургии и танковой промышленности, производящих броневой лист марки 8-С, при полигонных испытаниях имеет место значительный брак по хрупкости поражением и низкой бронестойкости». [Там же, № 10, ноябрь 1942 г.]

Ко всему прочему, важнейший поставщик Корецкий металлургический завод отправил бронелисты с грубейшим отступлением по химическому анализу, сорвав работу заводов № 112 и 183. В номере № 12 указанного журнала еще раз поднималась тема газовой вырезки: «На деталях бортов машин Т-34 применяется вырезка конфигураций по закаленному металлу. Всякая огневая резка по таким деталям чревата опасностью образования трещин в местах вырезки. На УЗТМ в результате огневой вырезки по закаленному металлу 50% деталей получаются с надрывами и трещинами». [Там же, № 12, ноябрь 1942 г.]

Так что, как видите, современный опыт хохлов полностью повторяет то, что они творили во время войны.

Источник материала
Материал: Михаил Зефиров, Дмитрий Дёгтев
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе Смотрите информацию суши вок у нас на сайте. пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментариев 15

  1. dealba:

    Победа вопреки… мда

    • Proper:

      А как вы думали? Вчерашние крестьяне и недоучки с рабфаков и не могли организовать ничего другого. Промышленность СССР к моменту начала войны была вот такой. «Начальник ОКБ завода вообще не имел технического образования».

      Представьте себе, в каких условиях приходилось тов.Сталину тащить страну.

      • Tovbot:

        Получается поэтому советская техника часто и была такой как Т-34. Все что мы делали в массовых количествах, должно было быть простым в производстве и нетребовательным к качеству производственного процесса.
        Штучные вещи, как в той же ракетной отрасли, делались уже под жестким контролем под угрозой нехилой уголовной ответственности за халатность, поэтому у нас и атомная промышленность и ракетная поперли. А там где на производстве не было злых надсмотрщиков — получались жигули.
        Собственно это не только у нас так, на западе народ был такой же, просто там раздолбайство минимизировали уже давно жесткими мерами, а у нас до сих пор не могут…

  2. krieger777:

    То есть получается мясом взяли?

    • Proper:

      Ну отчего же мясом? Танки всё-таки как-то ездили, и не все они имели вместо ствола трубу-муляж.

      Просто вы отдавайте себе отчет в РЕАЛЬНОМ уровне изготовления всего этого. Поэтому-то гвардейские танковые части и получали американские и английские танки, а Т-34 им давали лишь в самом крайнем случае, когда уже совсем ничего импортного не удавалось наскрести.

      • krieger777:

        Ну после революции и гражданской войны ничего другого ожидать и не приходилось мне кажется. Кадры решают все, а тут приходилось работать с тем, что было.

        • Grey67:

          Обидно, но, походу, и мы запрыгиваем на те же грабли :( . После 90-х и нулевых.

          • krieger777:

            Есть такое. Много специалистов после распада СССР уехало, плюс разрушение профобразования, когда одни юристы да экономисты кругом. Но главная проблема это отсутствие необходимого числа управленцев, как говорится таких как Шойгу на всех не хватает.

  3. max:

    Ну а как, получается, что там, где не железом — значит мясом. Это как закон. Объясните мне, бестолковому, вот хохлы, хохлы, были бракоделы ими же и остались и тд. Но ведь такое по всей стране было? Или как?

    • Proper:

      Было. Но мы потом сделали атомную бомбу, космические корабли и Армату. А хохлы до сих пор режут автогеном каленые корпуса старых БТРов.

      Вы видели обезьян в зоопарке? Это те обезьяны, что не спустились с деревьев. А мы — потомки тех, которые спустились. В этом вся разница.

    • Muspell:

      Плюсую, прочитал статью, и ассоциация с хохлами.

  4. woodlion:

    Из истории завода, на котором работаю. В 30 годы дисциплина была ужасная. Прогулы, пьянка на рабочем месте, массовое воровство принимало такие размеры, что завод просто останавливался. Гайки пришлось не только закрутить, но и перекрутить. К 39 году за опоздание на работу уже была статья. Только так удалось хоть как то восстановить производство.
    Я в 80-х годах был на экскурсии в электролизном цехе. АД! Полутьма, тяжелые кислотные испарения, ванны парят, весь пол в электролите, ходили по деревянным шатающимся мостикам. Всё ждал что появится кто то с вилами :)
    Но справедливости ради, уже строился новых цех, который запустили в начале 90-х

  5. Zyber:

    Как раз в конце 80-х от школы водили на экскурсию в пром зону …нас школьников поразило обилие верстаков с тисками и напильников …верстаки стояли в цехах рядами !

  6. Владимир:

    Не удивительно, что военная приемка заворачивала до трети выпущенной техники — самолеты, танки, может быть орудия…
    Давно читал, что овербольшие потери Т-34 на Курской дуге было вызвано: использованием некондиционной брони, а то и вовсе паровозное, или как оно правильно (котловое ?), железо, либо «чобхэм» — бутерброд из двух слоев железа с бетонной прослойкой, 45-мм пушки, вместо 76,2 мм… Не помню журнал, но точно были ссылки на различные архивы, в том числе МО.

  7. MadMax:

    Кроме Суслова, ни одной русской/украинской фамилии :) А вы все про хохлов.