Омар Хайям

Омар Хайям (18. 05. 1048 — 4. 12. 1131) — один из самых издаваемых в России зарубежных поэтов. С его рубаи, афоризмами, или историями о нем сталкивались фактически все. Можно даже сказать, что он — один из самых цитируемых в нашей стране поэтов, но у этой популярности есть и оборотная сторона. Омар Хайям подвергся серьезной вульгаризации, его рубаи печатаются даже без указания на то, кто их перевел (от перевода очень многое зависит!). И до сих пор неизвестно, его ли это рубаи. Исследователи творчества поэта отмечают, что именно Хайяму достоверно можно приписать не больше 66 четверостиший, тогда как к началу ХХ века их количество превысило 5000. Некоторые исследователи считают возможным авторство Хайяма в отношении 300—500 рубаи.

Рубаи, приписываемые Хайяму, стали появляться только во второй половине XII века, больше чем через полвека после смерти автора. За несколько веков все, что удобно было приписать Хайяму, то ему и приписывали, поскольку с великих спроса за смелые, а подчас и дерзкие четверостишия нет. Таким образом, с Омар Хайямом случилось, пожалуй, самое страшное, что может произойти — он стал поэтом для открыток, а его поэтическое наследие воспринимается как гимн себаритству, как оправдание пороков. Между тем, Омар Хайям — личность куда более значительного масштаба.

ха2

Полное имя Омара Хайяма — Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Слово «Хайям» переводится как «палаточный мастер», от слова «хайма» — палатка. Интересно, что от этого же слова произошло древнерусское слово «хамовник», т.е. текстильщик. Ибн Ибрахим — значит сын Ибрахима. Как можно теперь понять, отца Хайяма звали Ибрахим и происходил он из рода ремесленников. Распространенную в некоторых романтических биографиях Хайяма версию о чуть ли не крестьянском происхождении Хайяма, таким образом, можно считать бездоказательной. Его отец имел достаточно средств для того, чтобы дать сыну самое лучшее образование.

В замешательство вводит и утверждения, что Хайям родился в «деревушке Хорасан близ города Нишапур», которое, в частности, приводит Ирина Крайнева в предисловии к изданию «Омар Хайям в созвездии поэтов», вышедшей в 1997 году в Петербурге. Хорасан — никакая не деревушка, а большая и знаменитая древняя провинция на северо-востоке Ирана, к югу от Копетдагского хребта, составлявшая когда-то ядро парфянского государства, а Нишапур — один из нескольких крупных городов этой провинции с населением в несколько сот тысяч человек.

Биографы и исследователи Омара Хайяма отмечают, что добиться того, чего ему удалось достичь, он смог не только благодаря хорошему образованию и усердию, но и феноменальным способностям. Уже в возрасте семи лет Омар пошел в медресе, быстро выучил наизусть весь Коран, а возрасте пятнадцати лет уже начал готовить свой первый математический трактат. По легенде, Низам-уд-мульк однажды предложил Хайяму власть над Нишапуром и всеми прилегающими провинциями. Ученый поэт отказался, сказав, что хочет весь свой разум посвятить науке на пользу людям.

Вклад Омар Хайяма в науку сложно переоценить. Сегодня о нем принято говорить исключительно как о поэте, однако Хайям был одним из лучших математиков и астрономов своего времени. Он написал много работ по алгебре, геометрии и философии, участвовал в постройке дворцовой обсерватории. Величайшим же достижением Омара Хайяма можно считать созданный им календарь. Он получил название по имени заказавшего его султана «Маликшахово летосчисление» и имел в своей основе тридцатитрехлетний период, включавший восемь високосных годов; високосные годы следовали семь раз через четыре года и один раз через пять лет. Проведенный расчет позволил временную разницу предлагаемого года, по сравнению с годом тропическим, исчисляющимся в 365, 2422 дня, свести к девятнадцати секундам. Таким образом, календарь, созданный Хайямом, был на семь секунд точнее ныне действующего григорианского календаря (разработанного в XVI веке).

К концу жизни репутация Хайяма подверглась испытаниям общественным мнением. О нем стали говорить как о вольнодумце и вероотступнике. Тогда он, в уже пожилом возрасте, отправился в свой последний хадж, вернувшись из которого продолжил участвовать в научных диспутах, преподавал в медресе для небольшой группы учеников. Умер Омар Хайям, по легенде, за чтением трудов Авиценны. Он спокойно отложил книгу, попросил «позвать чистых, чтобы составить завещание», поднялся и помолился. Аль-Бейхаки вспоминал: «Когда он окончил последнюю вечернюю молитву, он поклонился до земли и сказал, склонившись ниц: «О боже мой, ты знаешь, что я познал тебя по мере моей возможности. Прости меня, мое знание тебя — это мой путь к тебе». И умер».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем samara_ru на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментариев 11

  1. italianec:

    годы жизни придется гуглить

  2. Sova:

    Спасибо за познавательную статью о жизни Омар Хайама. Возникло желание перечитать… )

  3. Bell:

    Замечательная тема! Спасибо.

    Все, что видим мы, — видимость только одна.
    Далеко от поверхности мира до дна.
    Полагай несущественным явное в мире,
    Ибо тайная сущность вещей — не видна.(с)

    • Александр:

      Бренность мира узрев, горевать погоди!
      Верь: недаром колотиться сердце в груди.
      Не горюй о минувшем: что было, то сплыло.
      Не горюй о грядущем: туман впереди.

  4. Gena:

    К своему маленькому стыду- мало что читал.Нужно время,отпуск, спокойствие.

  5. Giga:

    Давно попалась книга в мягком переплете. Издана в Узбекистане в начале 80-х. После попадались другие, но вот в той, на мой взгляд перевод был самым удачным. Другие варианты перевода, ИМХО, хуже. В начале было рубаи от автора перевода:
    «Когда Хайяма станеш изучать
    Ты там найдеш иных времен печать
    Сквозь сито разума ты мудрость ту просей
    Добро и зло сумееш отличать»
    До сих пор помню многие рубаи наизусть. Хоть и времени с тех пор прошло уже лет 15, как держал в руках эту книгу

  6. Vanda:

    Спасибо..
    Рай и ад в небесах уверяют ханжи. Я в себя заглянул. Уличил их во лжи. Ад и рай не круги на дворе мирозданья, рай и ад это две половинки души.

  7. Vega:

    Чтоб верно жизнь прожить
    Знать надобно немало
    Два верных правила запомни для начала:
    Ты лучше голодай, чем что попало есть
    И лучше будь один, чем вместе с кем попало…

  8. Giga:

    Лучше мыкать нужду и невзгоды с орлом,
    Чем с презренным сидеть за обильным столом
    Лучше черствую корку глодать в одиночку
    чем халвой угощаться с вельможным ослом
    *
    Будь среди благородных и чистых людей
    С недостойными знается только злодей
    Если умный отраву предложит, ты выпей
    Если глупый шербет преподносит, не пей
    *
    Дни и ночи сменялись до нас чередой,
    Небо грозно вершило свой суд роковой.
    Пыль земную топчи осторожней, прохожий
    Эта пыль была плотью, прекрасной, живой.
    *
    С детства я устремлялся душой к небесам,
    Верил сказкам про ад и другим чудесам.
    Но потом вразумил меня мудрый наставник:
    «Ад и рай в твоем сердце — запомни, Хайям!»
    *
    Мне судьба не дает отдохнуть от невзгод,
    Ты гордишься, что в жизни не знаешь забот.
    Но завистливым оком глядит небосвод,
    Неизвестно, как нашу судьбу повернет.
    *
    Если в день пол-лепешки найдешь на обед,
    Если в зной ты укрыт, а в ненастье одет,
    Если сам ты не раб и рабов не имеешь,
    Ты — счастливец, каких и не видывал свет.
    *
    Нет конца в этом круге, в котором живем, Двух людей мы счастливыми в нем назовем: Первый — тот, кто все понял, со всем примирился,
    И второй, кто не хочет и знать ни о чем