Битва за небо: Россия выигрывает

Последние события в горячих точках мира показали все более четкую тенденцию: Россия выиграла «гонку за небо» у США, сделав ставку на наземные и морские ракетные и комбинированные средства ПВО, а не на истребительную авиацию, как американцы. И сегодня это начало приносить российской армии дивиденды.

Схема системы ПВО, построенная, главным образом, на авиации, стала складываться в США (и не только) достаточно давно. Пожалуй, еще с 30-х годов. Зенитная артиллерия того времени требовала сложного управления, массового применения, то есть по-настоящему эффективной была даже не батарейная, а дивизионная стрельба (от 12 до 32 стволов), стоившая весьма дорого. А вот эффективность в плане уничтожения воздушных целей ПВО 30-50-х имела весьма скромную. Главным критерием было не столько количество сбитых самолетов, сколько эффект от заградительного огня, снижающего точность и интенсивность вражеских бомбардировок.

Одним из первых больших и трагических эпизодов Второй мировой войны стала так называемая «Битва за Британию» — массовые бомбардировки Британских островов немецкими бомбардировщиками. Вот тогда-то и стало ясно: единственное, что может противопоставить ПВО Великобритании Люфтваффе, — истребители «Харрикейн» и «Спитфайр». Артиллерия играла второстепенную роль.

Затем последовала тихоокеанская кампания США против Японии. После катастрофы в Перл-Харборе американские военные окончательно поставили крест на наземной ствольной зенитной артиллерии. Во время битв за бесчисленные острова ствольные системы ПВО присутствовали только в виде корабельной артиллерии. Сухопутные войска прикрывали исключительно авиацией, причем большей частью с авианосцев.

Американцы были настолько очарованы эффективностью подобной системы ПВО, что в последующем развивали только этот концепт: завоевание господства в воздухе с помощью авиации и подавление всякой активности противника в воздухе.

Во вьетнамской войне этот подход достиг категории абсолюта. В то время, как Северный Вьетнам и Вьетконг вовсю использовали советские комплексы СА-75 «Двина», С-75 «Волга» и «Волхов», к американской морской пехоте прилетали самолеты прикрытия буквально по щелчку пальцев. Кроме того, и воздушных атак было немного. В основном это была война в воздухе — самолет против самолета.

Нет, ракетные системы на Западе создавались: например, «Хок» или «Чаппарел». Но выпускались они весьма ограниченно и предназначались, скорее, для тылового прикрытия. Как, пожалуй, и «Найк-Геркулес» в стационарном или буксируемом вариантах. То есть система ограниченной подвижности.

Однако в этой модели не учитывался фактор все возрастающей роли баллистических и крылатых ударных ракет. Такая схема «посадим врага на землю» оказалась хороша лишь против заведомо слабого и отсталого в техническом отношении противника. Как говорят военные: «В войне против папуасов».

Но для США, если верить заявлениям их лидеров, враг не только «папуасы-террористы». Есть рыба и покрупнее, а в последнее время сталкиваться с нею Америке приходится и в «папуаcской войне». Например, на Ближнем Востоке. Или в Южной Осетии.

У нас все складывалось иначе. Хрущев был настолько очарован перспективами ракетного оружия всех видов, что ствольную артиллерию и даже танки буквально резали на металлолом сотнями штук. Считалось, что ракеты заменят всё.

Ракеты всё не заменили, к артиллерии пришлось вернуться, а количество танков даже стало расти. Но за время господства ракетных войск в советской армии был сделан немалый качественный задел систем ЗРК.

С начала 70-х советские, а впоследствии и российские системы ПВО были исключительно мобильные. Концепция молниеносного танкового броска к Ла-Маншу и не приемлет другого подхода. Стационарных систем мы больше не разрабатываем. Практически все ЗРК малого и среднего радиусов способны вести прикрытие войск на ходу, в ходе марша или наступления. Например, ЗРК 2К12 «Куб» (по иронии разработчика, экспортный вариант носит имя «Квадрат», что как бы намекает на несколько более скромные возможности). Это не самая новая из наших систем, она разрабатывалась в начале 60-х. Но ни США, ни их союзники до сих пор не имеют ничего подобного. некоторым аналогом можно считать лишь ограниченное количество систем «Улучшенный хок», подвижность которого заставляет желать лучшего.

Что же касается мобильности, то американцы и их союзники решили, что на поле боя основную опасность с воздуха представляют низколетящие цели — в основном, вертолеты. А все, что выше 3,5 километра, отдали на откуп истребительной авиации. Поэтому основу их наземного фронтового ПВО составляют различные модификации Стингера и его аналогов, например французского «Мистраля». В США основным считается ЗРК «Авенджер» на базе легкобронированного джипа ХАМВИ. А мобильных комбинированных ракетно-пушечных систем, вроде нашего «Панциря-С1» или «Тунгуски», в странах НАТО нет и вовсе.

Но интереснее всего, конечно же, сравнить то, что является основой системы ПВО. У нас это С-300 «Фаворит» и С-400 «Триумф». У них — ЗРК «Пэтриот».

Можно долго описывать преимущества С-400 «Триумф» перед «Пэтриотом». Но главных преимуществ все же три, и они говорят о многом, если не обо всем.

Прежде всего, радиус поражения. В самых лучших комплектациях С1 и С2 дальность пуска у «Пэтриот» достигает 160 километров отдельными типами ракет. У «Триумфа» дальность 250 всеми типами семейства 48Н6, и в настоящий момент разрабатываются и проходят испытания новые серии ракет с дальностями до 400 километров.

А это значит, что ударные самолеты США, на которые Пентагон и делает ставку, будут болтаться не то, чтобы в прихожей или перед дверью, а за воротами на другой стороне улицы. Они просто будут вынуждены делать пуски управляемых ракет «воздух-поверхность» с предельных дистанций, то есть ракеты будут преодолевать все три эшелона нашего ПВО. Это сводит эффективность американского управляемого оружия воздушного базирования на нет.

Второе касается широко пропагандируемой США ПРО — противоракетной обороны. Дело в том, что противоракетный режим ЗРК «Пэтриот» нуждается в специальном спутнике, который должен находиться на орбите и заранее сообщить на локационную станцию координаты баллистической ракеты и предполагаемую траекторию ее полета. Это занимает целых 90 секунд, что почти в 10 раз дольше, чем у С-400 «Триумф».

Мало того, что касается баллистических целей, то здесь «Пэтриот» за последние десятилетия потерпел полное фиаско. И мобилизация спутниковых средств для повышения эффективности комплекса — вынужденная и искусственная мера. Что-то вроде изоленты для ремонта автомобиля.

К примеру, во время второй компании в Ираке ракетам «Пэтриот» удалось перехватить лишь 45 из 93 запущенных иракских ракет, при расходе в 158 зенитных ракет. То есть вероятность поражения была менее 50%. При заявленных 90%.

А ведь речь идет об устаревших, практически самодельных, иракских ракетах «Скад», представляющих из себя переделку старых советских тактических ракет Р-17 50-х годов разработки, ласково прозванных у нас в войсках «керосинками».

А что же будет в случае с новейшими «Искандерами»? Я уже не говорю о «Скальпелях», «Калибрах», «Гранатах» и им подобных.

Второй важнейший недостаток «Пэтриота» — фиксированный сектор стрельбы. И пусковая, и радар имеют возможность обнаруживать, сопровождать и вести огонь по целям, находящимся в пределах 45 градусов вправо и влево от направления ориентации комплекса. При атаках с фланга, не говоря уже о тыле позиции, требуется доворот всего комплекса.

Учитывая, что основная масса выпущенных ЗРК «Пэтриот» имеют не мобильную, а буксируемую базу, этот недостаток становится фатальным для использования комплекса на мобильном театре боевых действий. То есть фактически «Пэтриот» годится только для формирования тыловых стационарных зон прикрытия.

В отличие от гордости американского США, наш скромный С-400 «Триумф» имеет вертикальный пуск, а это означает, что он способен вести огонь по всем ракурсам, не меняя позиции. И готов к развертыванию в любой ориентации пускового комплекса без необходимости предварительной оценки опасных ракурсов, то есть направления ожидаемой атаки.

Он даже способен запустить ракету вдогонку, то есть по цели, которая уже миновала пусковую позицию. При этом минимальная скорость цели равна 0 км/час. А это, например, висящий в воздухе вертолет ДРЛО — дальнего радиолокационного обнаружения.

И, наконец, на десерт. Это уже не преимущество, а другое качество, и не ЗРК «Триумф» персонально, а всей российской системы ПВО, которая формировалась с начала 60-х годов. Практически с того самого момента, когда ракетой, выпущенной одним из первых советских зенитных комплексов С-75 «Волхов», был сбит американский пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс. А ведь самолет, который он пилотировал, был самым совершенным на тот момент в мире высотным разведчиком U-2.

Так вот. С того самого момента, от проектирования отдельных комплексов ПВО, советский ВПК перешел к разработке глубоко эшелонированной системы, в которой комплексы малой, средней и большой дальности, как ракетные, так и ствольные, а также радиолокационные средства обнаружения и наведения сводились в одну схему. Они могли взаимодействовать, передать друг другу данные, помогать с указанием и наведением. Но главное, в любой момент мобильно переконфигурироваться и создавать отдельные узлы в нужной на данной момент позиции и направлении.

«Триумф» стал триумфом в этом направлении, простите за тавтологию. С-400 — не просто зенитный комплекс, он не только может действовать по чужим целям и командам из центра управления, он сам в любой момент может стать центром, узлом локальной зоны прикрытия, объединив под своим началом системы ПВО всех уровней: дальнего — С-300 и С-400, среднего — «Куб», «Тор-М1» и «Оса», и малого радиусов — «Панцирь-С1» и «Тунгуска».

И все они, подчеркиваю, в отличие от большинства западных комплексов, — мобильные, а часть из них способна вести огонь в движении. То есть этот узел может легко и быстро, не теряя боеспособности, реагировать на все позиционные изменения на театре военных действий.

То, что произошло сегодня в битве за небо, иначе чем фатальной ошибкой США и не назовешь. Это провал не просто в технологиях, это опережение не в отдельных видах вооружений. Это гораздо более глубокий просчет США — концептуальный. Чтобы развернуть свою систему ПВО в другом направлении развития, потребуются десятилетия. Но ведь эти десятилетия и мы не будем стоять на месте. С-500 уже проходит испытания.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментариев 39

  1. Born:

    Сильно!
    Про наши истребители не сказано, но ведь и они неплохо интегрируются в общую систему ПВО.

    • Владимир:

      Не то что интегрированы, а, емнип, БРЛС МиГ-31, Су-30, Су-35 работают в режиме мини-ДРЛОУ, в том числе выдают целеуказание комплексам ЗРК.

  2. Tovbot:

    У амеров всяко должна быть продуманная стратегия взлома нашей эшелонированной ПВО. Интересно какая принципиально? То что в Сирии они не дергаются, так это больше политика имхо, у них там никакой внятной стратегии не прослеживается и открытый конфликт с Россией изза Сирии им явно ни к чему.

    • FLY_Slim Jr.:

      Пока изучают дырки в системе

    • HMagier:

      Если кратко, на сегодняшний день есть лишь один способ преодоления российской ПРО — спам крылатыми ракетами. Расчет на то, что атаку ударного дивизиона — 224 КР — эшелон просто не сможет «переварить»: не хватит ни времени (что, кстати, спорно, с учетом дальности современных систем), ни развернутых ракет.

      Все. Других вариантов у них нет и в обозримом будущем не предвидится. Даже гиперзвуковые комплексы требуют сходного количества ракет, а их нет. Впрочем, пиндосы знают, что даже это оружием им не поможет — ответка будет в любом случае. Поэтому, собственно, нас еще не бомбят. Если бы могли — давно напали.

      • Tovbot:

        Ну, ядерная ответка в принципе многое обесценивает в этом смысле. Не резон США и нам воевать, невыгодно просто. А вот если локальные конфликты брать, то получается у нас политическое преимущество. Потому как ПВО есть чисто оборонительное оружие, запрет его продажи отдельно взятой стране сложнее обосновать и его наличие в данной стране серьезно осложняет шансы агрессора ее накрыть. Поэтому с нами приходится торговаться. Ну а если нас туда позвали, то мы имеем право под предлогом защиты своей группировки закрыть все пространство. И все, с нами надо считаться, потому как даже имея шанс взломать нашу систему, делать это нежелательно, так как явная агрессия.
        Отличный политический расклад получился в Сирии, ничего не скажешь. Партия разыгрывается четко, я до сих пор, с Крыма, удивлен что наше правительство и армия демонстрируют такую организованность и эффективность. Прям реально начинаешь верить что все у нас в стране будет нормально, раз уж гос.аппарат умеет работать.

        • popkovsf65:

          В карты играли? Чё такое блеф знаете? Однако червы в прикупе. Сердюков + мин сельхоза (забыл фио). Чё проста так сельхозяйство за год, хлебушек стала продавать? Ещё не известно сколько таких сердюковых на службе…

          • AndroID:

            Скрынник. Вот видео на тему: https://youtu.be/z9kpxh3GoLo

    • IZUM:

      Одна из них такая : первыми идут ракеты «обманки» с аппаратурой поставки помех в виде множественных целей на радарах, это для выявления радарных установок далее вторым потоком идут противорадарные ракеты.

      • HMagier:

        Не сработает, чтобы пахало — нужно закрывать все диапазоны, а в этом случае не будут работать ГСН. Либо посылать противорадиолокационные ракеты значительно (до нескольких десятков минут) позже «первой волны», а к этому моменту носители уже сожгут.

      • FLY_Slim Jr.:

        Ну, дада, если есть ракеты пустышки.

    • Henren:

      Была бы — они бы уже напали. Вся их стратегия заключается в разрушении России изнутри.

  3. Serg8888:

    Как-то в 80-х возвращалась одна часть ПВО с учебных стрельб на свою базу под Магдебургом. Возвращалась колонной по автомобильной дороге, петлявшей в лесу. По дороге один солдатик-мехвод СПУ Куба (уже без ракет) банально заснул как раз перед поворотом дороги. Естественно, что СПУ съехала с дороги. СПУ остановилось только тогда, когда уперлось в дорожную насыпь этой дороги но через несколько километров. В результате в лесу образовалась новая просека.
    Немцы подняли конечно-же крик за незапланированную вырубку леса, солдатика быстро отправили в Союз. Зато после этого случая выправка офицеров и солдат в части заметно улучшилась (от гордости за ту могучую технику которую им доверили).

    • Sagamor:

      С 86-91-й регулярно читал сводки по ГСВГ. Не помню такого случая, но в Магдебурге был случай, когда КРАЗ снёс 17 машин))) из-за рулевого, водила таджик был. Чего на тормоза не жал фиг знает.
      Годами ранее, во время марша на Ереван (в аэропорт Эребуни) из Вазиани, мой водитель, армян, бумкнувшись во впереди едущую машину, выпрыгнул из машины, бросил меня в машине и этот «бум», был ещё несколько раз, пока не заглохли. Хорошо недалеко отъехали. Быстро радиатор привезли. Вся колонна, ОБАТО и наша ОБС и РТО (56 автомобилей) ждали, пока починят. 1983г.

      • Sobolek:

        На КРАЗе тупо пропали тормоза — там жми не жми…

  4. HMagier:

    Вообще, мы, как «цивилизация суши», развивала сухопутную компоненту, англосаксы, как «цивилизация моря» — морскую. И вот тут у нас все совсем не так «приятно» — до последнего времени единственным более-менее приличным комплексом у нас был С-300Ф, устанавливавшийся лишь на крейсера 1144 и 1164, при этом до последней модернизации на «Пете», стрелять даже ракетами 48Н6 можно было лишь на дальность до 90 км. Это — ни о чем, если помнить возможности ракет семейства «Стандарт».

    Так что не все так однозначно©

    • Kolin Pa:

      Всё верно. Тут тоже разные концепции: пиндосы предполагают воевать подальше от своих берегов и оснащают свои корабли вожможно более мщьной ПВО.
      У нас же желания захватывать «берег Ямайки» нет и можно действовать под прикрытием береговых ЗРК и авиации. Именно поэтому у нас один авианосец, а у них квадралион.

  5. Владимир:

    >>ПВО всех уровней: … среднего — «Куб», <<
    Наверное всё-таки ЗРК "Бук" в модификациях. Емнип некоторое количество ЗРК "Куб" на хранении.

    • Cyanid:

      Ну конечно же «Бук». Все эти «Квадраты» с «Кругами» давно и безнадёжно устарели. Их ещё в 80-х уже снимали с вооружения.

  6. petr_ostov:

    Если рассматривать современную структуру войск того или иного государства, то становится понятно как оно позиционирует себя в мире политически, и как устроена его экономика, и как эта экономика выражается внутриполитически.

    По армии США понятно, что сия держава ярко выраженный колонизатор. А (как нам кажется) техническая несуразность в некоторых армейских образцах, причем принятых на вооружение, это всего лишь отражение, как борьбы производителей оружия, так и желания политиков «подзаработать». Та самая пресловутая концепция, «У армии США главный противник это … флот США, а у обоих ВВС США».

    Поэтому и виден перекос США в наступательном оружии относительно защиты. Соответственно, положение их стран-партнеров, и как бы союзников, выглядит, с военной точки зрения, еще более нелепо.

    Если посмотреть на структуру и состав вооруженных сил стран БРИКС, Ирана, да той же Турции, то понятно — вот охрана рубежей родины, вот возможная война с соседями, вот защита морских коммуникаций и защита транспортных конвоев с ресурсами из далекого далека.

    Да и вообще, уже хорошо видно, что у современной даже крупной капиталистической (или маленькой социалистической) страны средств и ресурсов на современное вооружение, для полноценной защиты, или безответного нападения явно не хватает.

    Но у нас с нашими современными системами ракетного ПВО оставшимися еще от советской концепции «вдруг война, а мы … готовы», есть шанс вааще не воевать на своей территории (дай-то Бог).

    Кстати, самолеты ПВО играют важную роль системе ПВО. От них то мы вроде как не отказались.

    Вот как-то так

  7. nik_revda:

    Из соседнего поселка (решеты) бахнули, сам ПУ видел по молодости, надо было их как памятник оставить.

  8. Kokunov:

    Аааааа. УАЗ обновил буханку! У её теперь на передней панели единая комбинация приборов. Как на миникупере! Шумовиброизоляция! Сиденья с продольной регулировкой и подогревом!

    • HMagier:

      Да наср@ть, дырку в ногах заделали, в пятки и очко на морозе больше не сифонит?

      • FLY_Slim Jr.:

        Ыыыыы, нет. Это микроклимат теперь

      • Kokunov:

        Смотри, какая красота и лаконичность!
        http://topru.org/36324f6a6ea134114952202879e4fa6b_orig/
        http://topru.org/b4b11a1e164959003577d2fe463d0258_orig/

        • HMagier:

          Йопаный стыд.

          • Kokunov:

            Бгггг. Все стабильно! Там еще говорят, что за отдельные деньги могут вторую печку в зад впихнуть.

            • FLY_Slim Jr.:

              Ну за деньги, судя по поделию они не только в зад готовы

              • Kokunov:

                Не ну согласись, за 40 лет выпуска, это же прогресс!
                Я кстати давно предлагаю считать буханку чем то типа базы для постройки проходимца повышенной комфортности.

                • Sobolek:

                  Пусть делают что хотят — но пусть не портят концепцию.
                  Максимально неудобный , опасный , гниющий насквозь за пару лет дешевый мегапроходимый микроавтобус.

        • FLY_Slim Jr.:

          мде
          крызиз!

          • Федя:

            А чЁ валенки к педалям сразу не привинтили?

            • FLY_Slim Jr.:

              Несовместимость новых педаль со старыми валенками. Конфликт I/O