Месть географии

Месть географии свершилась. «Этот этап последовал за поражением географии ввиду полного превосходства американской авиации в воздухе над зонами конфликта и триумфа гуманитарных интервенций… нас отбросило назад, на базовый уровень человеческого существования, где нам пришлось согласиться, что вместо постоянного улучшения мира… мир, как и раньше, является ареной борьбы за выживание среди суровых лишений» (с.50 книжки Каплана «Месть географии»).

Выяснилось, что и горы, и пустыни, и конфессионально-племенная вражда — всё это по-прежнему имеет значение в сегодняшнем мире. На самом деле даже большее, чем вчера, когда биполярная упорядоченность высших этажей мировой политики транслировала порядок и на этажи, расположенные ниже.

Каплан предлагает вынести из пережитого разочарования два урока. Во-первых: «положение государства на карте является определяющим больше, чем его политическая система… Карты определяют само понятие равенства и единства человечества, так как напоминают о разных природных условиях и связанном с ними неравенстве людей» (с. 49). Во-вторых: «Для реалистов порядок важнее свободы. Для них свобода приобретает значение после того, как установлен порядок» (с. 48).

Не следует разрушать структуры порядка, свергать диктатуры, устраивать революции, и вообще вести себя как слон и осел в посудной лавке «во имя свободы», если не уверен, что на месте свергнутой диктатуры может быть установлен хотя бы элементарный порядок. Не стоит прибегать к либеральному интервенционизму, если не уверен, что на смену десяткам человек, убитым спецслужбами диктатора, не придут сотни тысяч убитых в кровавой гражданской войне и миллионы, умершие от сопровождающих её голода и эпидемий.

При этом политическую вменяемость самого Каплана тоже не следует преувеличивать. Он дает понять, что «реалиста» в американской внешней политике от «либерального интервенциониста» отличает не уважение к суверенитету государств и народов, не признание их права на собственный путь, а исключительно осознание границ американской военной мощи. Он не призывает «дать жить другим», а лишь отмечает, что некоторые цели для американской политики недостаточно удобны, слишком опасны или имеют сомнительную ценность. Спор Каплана с либеральными интервенционистами напоминает порой спор двух людоедов о том, нужно ли отваривать костлявых злых стариков, или лучше ограничиться стейком из филе юных дев.

Сила, сосредоточенная в Хартленде, велика, но слишком косна, поэтому главную задачу океанских держав Маккиндер видел в том, чтобы не допустить объединения сил Хартленда с той или иной приморской державой – будь то Германия, или Япония, или Китай. Маккиндера занимает не столько борьба с осевой державой Хартленда, сколько обеспечение баланса между «Внешним полумесяцем», в конечном счете оказавшимся под контролем англосаксов, и «Хартлендом» (по большей части тождественным России), за счет пространств «внутреннего полумесяца». Задача англосаксонской геополитики состоит как в том, чтобы осевая держава Хартленда не слишком выдвинулась за пределы своего географического ядра, так и в том, чтобы ни одна из стран ближней периферии не овладела Хартлендом.

Поразительно, насколько неверно понимается мысль Маккиндера и в американской, и в российской геополитике, в том числе и Капланом. Знаменитый афоризм Маккиндера: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом, кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым Островом, кто контролирует Мировой Остров тот командует миром» традиционно трактуется как констатация необходимости держать Восточную Европу в англосаксонских руках, чтобы не дать России овладеть миром. Так это положение интерпретируется и у нас, и тем же Капланом, приписывающим Маккиндеру анекдотическое построение о «ряде государств, расположенных к востоку от Центральной Европы. Беларусь, Украина, Грузия, Армения, Азербайджан и Дагестан могли бы бросить вызов планам социалистической России».

Нелепость подобной интерпретации формулы Маккиндера видна из следующего. Россия несомненно командует Хартлендом, независимо от того, владеет она Восточной Европой или нет. Однако это не дает ей господства над Мировым Островом и Миром. Мало того, когда СССР в годы Холодной Войны владел Восточной Европой — даже это его к господству над миром не приблизило. Другими словами, как формула сдерживания России афоризм Маккиндера попросту абсурден.

Совсем иначе он видится, если вспомнить, что книга «Демократические идеалы и реальность» писалась Маккиндером в 1918 году, когда Революция фактически обрушила Россию, Германия после Брестского мира оказалась хозяйкой всей Восточной Европы и на короткое время замаячил призрак объединения Восточной Европы и Хартленда в немецких руках. Формула Маккиндера имеет именно антигерманский смысл. Британский геополитик полагал, что в условиях краха России, Германия должна быть изолирована от доступа к Хартленду путем создания барьера из славянских и квазиславянских государств, решительно настроенных отстаивать свою независимость от Германии. В момент написания книги никто не мог предположить, что эти государства совсем скоро превратятся в «санитарный кордон» уже против СССР и будут размолоты между жерновами стремительно возродившихся двух великих империй, которые, с подачи Хаусхофера стали мыслиться как потенциальный «континентальный блок»…

Переименовав «Внутренний полумесяц» Маккиндера в «Римленд», который удобно контролируется с моря, Спайкмен как бы превращает Римленд в грандиозный передовой бастион для отражения русской экспансии. Каплан здесь вспоминает стратегический манифест Холодной Войны – «Длинную телеграмму» Кеннана с её доктриной сдерживания.

Насколько уместно обращение к Кеннану в контексте геополитики – позволительно усомниться, — в центре «Длинной телеграммы» вопросы идеологического противостояния с СССР, борьбы мировоззрений, а не геополитических программ.

Впрочем, именно здесь доктрина Кеннана сохраняет своё значение для Запада и до наших дней. Её основная мысль – Запад как целое гораздо сильнее России, поэтому главный шанс русских – сыграть на противоречиях в западном мире, а основная задача США – любой ценой сохранить единый фронт против России. В Холодной Войне 2.0 начавшейся в 2014 году мы наблюдаем тот же паттерн – Москва пытается расколоть Запад, Вашингтон цементирует все щели. Так будет продолжаться до тех пор, пока однажды либо Вашингтон пропустит удар, и та или иная значимая единица от альянса с США оторвется, либо до тех пор, пока Москва не сменит стратегию и не сумеет противопоставить Западу коалицию более мощную, нежели он сам.

Но вернемся к Спайкмену. Успешность «стратегии Римленда» кажется доказанной практикой – падением Советского Союза, которое традиционно интерпретируется как «поражение в Холодной Войне». Однако если избавиться от этой более чем спорной аберрации (падение коммунистического режима в России имело гораздо больше внутренних, чем внешних причин, а энергичное внешнеполитическое отступление Горбачева было попыткой консолидации режима), то выигрышность стратегии «по Спайкмену» с интенсивным окружением СССР американскими базами по морским направлениям оказывается более чем спорной.

Сложная система спайкменовского геополитического домино: кто контролирует Римленд, тот контролирует Южную Америку, кто контролирует Южную Америку, тот угрожает Карибам, кто угрожает Карибам, угрожает США, была опрокинута самым неожиданным образом – нож советской экспансии оказался запущен прямо под карибское ребро. Спайкмен писал задолго до кубинской революции, и ему и в страшном сне не могло привидеться, что Вашингтон пропустит такой удар, а занимающий центральное положение в Карибах остров более чем на полвека выйдет из под американского контроля. Мало того, окажется площадкой советских военных баз, радиолокационных центров, и с трудом, лишь угрозой глобальной ядерной войны, предотвращенного размещения советских ракет.

Господство в своем средиземноморье оказалось для США гораздо более проблематичным, чем казалось Спайкмену. Именно здесь один за другим возникают чрезвычайно устойчивые режимы, которые хранят верность глобальному геополитическому оппоненту США – СССР и России. В некотором смысле Кубу, Никарагуа и Венесуэлу можно рассматривать как аналог последовательно антироссийских Польши и других стран Восточной Европы. Самые ближние соседи оказываются самыми враждебными.

Если североатлантическое ядро американского господства и в самом деле стояло довольно крепко, то весь глобальный юг год за годом всё в большей степени прошивался советскими базами, морскими ПТО, дружественными режимами. Иногда США удавалось выдернуть тот или иной опасный участок из под советского влияния, как Чили в 1973 году, но советским реваншем стала консолидация красного Вьетнама и захват остатков португальской империи – Анголы и Мозамбика. Во всех этих операциях СССР чрезвычайно интенсивно использовал свою морскую мощь. Если в 1962 году США еще удалась морская блокада Кубы, а рвавшиеся к «Острову Свободы» советские подводные лодки были остановлены и принуждены к всплытию, то за 1960-70-е годы создан был большой советский океанский флот, практически сравнявший морские потенциалы двух сверхдержав.

В конечном счете, США поскользнулись именно в «Римленде» составной частью которого несомненно был отлично простреливаемый с моря Вьетнам, а вот СССР споткнулся в самых что ни на есть глубинах Хартленда – Афганистане, территория которого представляет, пожалуй, абсолют гидрологической изоляции, которая только может существовать в Евразии. Так что позволим себе усомниться в том, что спайкменовская концепция Римленда была действительно эффективным интеллектуальным инструментом Холодной Войны, а не опасной для Запада иллюзией, продолжением ошибки Маккиндера, рассматривавшего Хартленд как гидрологически изолированную территорию.

Материал: http://holmogor.livejournal.com/6977963.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале (сверху свежие):
  1. Ванёк26 (2016-07-12 14:47:09)
    Кто все эти люди? Иксперты? Нет ли здесь Илолошизма?
  2. Proper (2016-07-12 15:33:25)
    Это рецензия и критика Егора Холмогорова на книжку Каплана. На мой взгляд, тут есть интересные мысли. Ну и да, география - это судьба. Вы в курсе, что означает термин "Геополитика"?
  3. sok (2016-07-12 16:11:45)
    Абсолютно такой же вопрос возник. Плюсег даю
  4. Ванёк26 (2016-07-12 16:29:21)
    А если я с умным видом напишу хр€нь на 400+ страниц он и ее будет рецензировать?
  5. Gena (2016-07-12 16:35:05)
    Не пиши.Нужен нам живым.Ниасилишь.
  6. Ванёк26 (2016-07-12 16:44:12)
    Проблема в том чтобы сохранять умный вид
  7. LarLeS (2016-07-12 17:07:15)
    дат... кстати-гиде плюсиги и смайлиги?!
  8. popkovsf65 (2016-07-14 06:35:09)
    Хр@нь читать никто не будет, тем более рецензировать. ИМХО Сочувствую твоей хр@ни Иван26...
  9. popkovsf65 (2016-07-14 06:39:37)
    Мысль, что СССР по тихому своими, цитата: "год за годом всё в большей степени прошивался советскими базами, морскими ПТО, дружественными режимам". Понравилась. Тоже "не лыком шиты". Думаю это очень дорого. Но зато есть на что денюжку тратить. А не в холостую в "турция-шмурциях", "египтах-шмагиптах" прожигать.
  10. popkovsf65 (2016-07-14 07:11:08)
    Зачем?
  11. Владимир (2016-07-14 08:02:46)
    Забавное зрелище.
  12. Ванёк26 (2016-07-14 08:26:51)
    Ну.
Чтобы писать свои комментарии - надо залогиниться на сайте. Тогда и вид комментариев станет более красивым.