Прямая и явная угроза

Работа над новым вариантом военной доктрины России велась больше года. Результат оказался во многом неожиданным. Первое, что обращает на себя внимание, — изменение образа окружающего мира.

Скажем, в 2010 году доктрина еще сохраняла «пережитки» 1990-х годов и говорила о значительном ослаблении идеологической конфронтации на планете. Теперь этот пассаж исчез, зато появился другой, утверждающий, что международные отношения характеризуются растущей глобальной конкуренцией, включающей в себя соперничество «ценностных ориентиров» и «моделей развития», вызывающей усиление напряженности. То есть идеологический конфликт с внешними игроками, хотя бы и в неявной форме противостояния «ценностей», вернулся в восприятие мира российским руководством уже официально, а не только на уровне риторики.

Яснее всего логика внешнеполитических изменений в доктрине видна в анализе угроз, которые несет России Североатлантический альянс. В 2014-м никаких условностей уже нет: Россия перестает задавать альянсу вопросы о том, зачем он принимает в свои ряды страны Прибалтики и размещает в Восточной Европе системы ПРО. Россия воспринимает это как данность, и вопрос состоит только в методах противодействия столь прямой и явной угрозе.

Таким образом, в международные отношения, согласно новой доктрине, вернулось идеологическое противостояние, понимаемое как противоборство «ценностных ориентиров». Пример же с расширением НАТО служит своего рода образцом, подтверждающим справедливость точки зрения российского руководства.

Отсюда и пункт о том, что внешнюю военную опасность представляет установление враждебных России режимов в сопредельных государствах (в том числе и путем нелегитимного смещения законной власти). Данный тезис, почти незамеченный комментаторами, сформулирован так, что кадровый дипломат может поседеть от прозрачности намека на военные последствия, кроющиеся за этими словами.

Соответствующим образом изменились и взгляды на характер современной войны. Доктрина утверждает прямо: «наметилась тенденция смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации».

Это уже внутриполитическая группа инноваций. Повышенное внимание уделяется протестным выступлениям внутри страны. Такого рода общественная активность, понимаемая, по сути, как инструмент внешней агрессии, неявно увязывается с подрывной деятельностью, направляемой из-за рубежа.

Украинский опыт 2013-2014 годов на Майдане и в окрестных переулках и вообще опыт «цветных революций» учтен. И, судя по военной доктрине, высшее руководство России всерьез воспринимает эту угрозу.

Так, в перечне внутренних военных опасностей возникли такие формулировки как «дестабилизация внутриполитической и социальной ситуации в стране», «провоцирование межнациональной и социальной напряженности, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды», а также «деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества».

В первом пункте раздела «Характерные черты и особенности современных военных конфликтов» вместо скромной формулы «комплексное применение военной силы и сил и средств невоенного характера» — цветастая конкретизация: «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций».

Весьма непривычно видеть в тексте военной доктрины ядерного государства подобные пассажи, обычно встречающиеся лишь на страницах политической публицистики. Многим даже не вполне понятно, что вынудило поставить применение иностранного спецназа в один ряд с протестами собственного населения. Но логика, конечно, прослеживается. Например, последний пункт того же раздела — «использование финансируемых и управляемых извне политических сил, общественных движений».

Сам стиль формулировок превращает внутреннюю политику в поле боя, и протесты населения воспринимаются как военная угроза государству. Как осуществляется селекция целей на этом поле боя и каков допустимый уровень потерь от «дружественного огня», нам еще только предстоит понять опытным путем.

Центр управления обороной РФ

Центр управления обороной РФ

Но если у вас вдруг сложилось ощущение, что правки военной доктрины 2014 года целиком посвящены политике, вы сильно ошибаетесь. Чисто военные изменения не менее интересны.

Серьезная новация — изменение подхода к стратегическому сдерживанию. Введено понятие «системы неядерного сдерживания», расшифровываемое как «комплекс внешнеполитических, военных и военно-технических мер, направленных на предотвращение агрессии против Российской Федерации неядерными средствами».

На первый взгляд, добавление эпитета «неядерное» не так уж принципиально, однако это не так. Фактически говорится о том, что для предотвращения агрессии против России ядерного стратегического сдерживания отныне недостаточно. Особенно когда речь идет о нетрадиционных формах агрессии, в том числе с применением иррегулярных формирований различного рода — от частных военных компаний до группировок радикальных боевиков. Очевидно, что для таких «гибридных» угроз ядерное оружие бесполезно.

Из чего неизбежно следует повышение статуса сил общего назначения и расходов на поддержание их боеготовности. Теперь это отражено и в оборонном бюджете. Раньше неприкосновенны были лишь статьи расходов на стратегические ядерные силы. Отныне неядерные силы получают не меньший приоритет.

Это реализуется в Вооруженных силах России на протяжении нескольких лет, с началом радикальной военной реформы под руководством предыдущего министра обороны Анатолия Сердюкова и начальника Генштаба Николая Макарова. Стоит напомнить, что едва ли не главной целью реформы было приведение сил общего назначения в состояние постоянной боевой готовности, позволяющее немедленно реагировать на возникающие военные угрозы.

Ядерное сдерживание в своем классическом виде, впрочем, остается, и применение ядерного оружия возможно не только в ответ на ядерное нападение, но и в случае агрессии с использованием обычных вооружений, если создана угроза самому существованию государства. При этом превентивный ядерный удар исключается. Тут в новой доктрине ничего не поменялось.

Способность реформированных сил общего назначения эффективно выполнять свои задачи была продемонстрирована в том числе и в уходящем году. Части сухопутных войск, морской пехоты, ВДВ и ряда армейских спецподразделений при поддержке Черноморского флота и ВВС обеспечили проведение молниеносной и бескровной операции по нейтрализации подразделений Вооруженных сил Украины в Крыму. Это позволило безопасно провести референдум о судьбе Крыма. Перед нами хороший пример применения неядерного сдерживания и того, как действуют силы и средства, предназначенные для этого.

Однако локальными конфликтами роль неядерного сдерживания не ограничивается. Так же как и в предыдущей версии доктрины, отмечено стратегическое значение высокоточных неядерных систем. Если раньше они обозначались в качестве внешней угрозы, то теперь в рамках развития сил неядерного сдерживания и переоснащения вооруженных сил Россия фактически формулирует готовность активно использовать высокоточное оружие.

В качестве военных союзников России закреплены Абхазия и Южная Осетия, с которыми имеются соглашения о совместной обороне. Уточнены интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где свою задачу Россия видит в построении внеблоковой системы коллективной безопасности (проще говоря, в предотвращении столкновений враждебных коалиций).

В сфере взаимоотношений с ЕС и НАТО в доктрину внесена новая цель — построение равноправного диалога. Ранее приоритеты на этом направлении обозначались нечетко, как «развитие отношений». Переводя новую формулу с дипломатического языка на русский, можно сказать, что Россия в качестве фундаментального условия своего участия в европейском диалоге о безопасности требует право решающего голоса — на уровне любой страны-члена НАТО.

Это требование совершенно логично с точки зрения интересов Москвы, однако очевидно, что оно абсолютно неприемлемо для ЕС и США. Тем самым фактически фиксируется образовавшийся политический разлом между Москвой с одной стороны, и Брюсселем и Вашингтоном с другой.

Наконец, впервые на столь высоком уровне были озвучены российские интересы в другом регионе — в Арктике. Во-первых, упомянута стратегия развития Арктической зоны РФ как одной из фундаментальных для новой доктрины. Во-вторых, обеспечение национальных интересов Российской Федерации в Арктике названо одной из основных задач Вооруженных сил России (ни один из других регионов подобного внимания не удостоился).

Как и в случае с положением о неядерном сдерживании, доктрина в данном случае фиксирует de jure процесс, уже идущий de facto, — возвращение российского военного присутствия в Заполярье, резко активизировавшееся в последние три года.

В целом новая военная доктрина представляет собой документальное оформление процессов военного строительства последних 3-7 лет, сочетающееся с осмыслением военных угроз, исходящих от внутреннего протестного потенциала и политических реалий ближнего зарубежья. Насколько адекватно и жизнеспособно подобное сочетание, покажет время. Однако нельзя не отметить, что классические военные внешние угрозы и методы их сдерживания проработаны в документе куда лучше, чем угрозы внутренние. Детальная проработка этих угроз не помешала бы другому документу — скажем, Стратегии национальной безопасности.

Источник материала
Материал: Илья Крамник, Константин Богданов
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Читайте также:

Комментарии о материале (сверху свежие):
  1. skif (2015-01-01 03:22:54)
    давно пора понять, что война в 1945 не закончилась
  2. Владимир (2015-01-01 03:23:56)
    Удовлетворен. На войне как на войне.
  3. Dimokrat (2015-01-01 05:39:12)
    Вот, спрашивается, зачем ВВП давил на Януковича, чтобы тот не разогнал майдан? А затем, дорогие друзья, чтобы рвануло. Чтобы все увидели, к чему может привести уличный протест. Майдан - это прививка от бешенства. Не на Украине, а везде: в России, в Китае, где угодно. Теперь всякий, слушающий креаклов, задумается нужно ли ему это. Нужно ли ему убить себя об стену по инструкциям госдепа только лишь для того, чтобы поменять привычную власть на власть беспредела.
  4. Gena (2015-01-01 06:29:50)
    Порадовал и пункт о применении ядерной дубинки. Более ясно и конкретно про угрозу не только России, но и союзникам.
  5. Gena (2015-01-01 06:37:40)
    Хм, только что из новостей:" НАТО начинает небоевую миссию в Афганистане". Мирные "абрамсы" с нелетальными снарядами помогают "апачам" с удобрениями "ганшипить" лекарствами с маркировкой М-16 отощавших моджахедов... Сюр, как НАТО может соответствовать слову "мир".
  6. Sagamor (2015-01-01 08:27:44)
    Террористическая группировка "Талибан" выпустила официальное заявление о том, что войска НАТО в Афганистане потерпели полное поражение, сообщает International Business Time. "Международные силы содействия безопасности (ISAF) свернули свой флаг в атмосфере краха и разочарования, не добившись ничего существенного", — говорится в заявлении представителя "Талибана" Забихуллы Муджахида. По его словам, "деморализованные войска, созданные американцами, будут всегда нести поражения, как и их хозяева". http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/97094/
  7. Galuhka (2015-01-01 09:46:30)
    Добрый день, коллеги поздравляю всех с новым годом, желаю чтобы у наших врагов не возникло желания проверить на прочность наши ВС.
  8. italianec (2015-01-01 10:41:39)
    Это реализуется в Вооруженных силах России на протяжении нескольких лет, с началом радикальной военной реформы под руководством предыдущего министра обороны Анатолия Сердюкова и начальника Генштаба Николая Макарова. Вот и вырисовываются основания для секретного указа о награждении экс-министра Героем России
  9. Владимир (2015-01-01 11:40:12)
    Вы рвете некоторым шаблон. Может быть))
  10. kokshetau (2015-01-01 16:31:08)
    И еще шажок к возвращению термина "враг народа".
  11. T 100 (2015-01-01 18:51:59)
    А они никуда и не исчезали. Только их не хотели видеть...
  12. kokshetau (2015-01-01 21:58:59)
    Об чём я и: "Сам стиль формулировок превращает внутреннюю политику в поле боя, и протесты населения воспринимаются как военная угроза государству".
  13. BMW (2015-01-04 00:37:54)
    Спасибо!
Чтобы писать свои комментарии - надо залогиниться на сайте. Тогда и вид комментариев станет более красивым.