Зимнее утро

Если вы, судари мои, думаете, что у нас на Урале наступила весна, то в этом вы глубоко ошибаетесь. Сегодня утром столбик термометра опустился до отметки «-25». Зато за окошком ярко светит солнышко.

Хочешь, не хочешь, а в голове просто автоматически всплывают классические пушкинские строки:

Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —

Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче… погляди в окно:

Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.
Вся комната янтарным блеском
Озарена. Весёлым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?
Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Забавно, что стихотворенье «Зимнее утро» тридцатилетний поэт сочинил вроде бы и не совсем зимой, поелику написано оно 3 ноября 1829 года в селе Павловском Тверской губернии, где Пушкин гостил у семейства Вульфов. По календарю-то была ещё осень, а на деле зима настала, что Пушкин и зафиксировал, понимаешь. Ведь вот и сегодня по календарю — весны начало, а в натуре — мороз и солнце, снег даже и не думает таять. Да, поневоле убеждаешься в том, что всё врут календари.

Впрочем, вернёмся к Александру Сергеевичу, коль уж вспомнили его. Классическое «Зимнее утро» знают без преувеличения все. А вот стихотворение, написанное Пушкиным накануне, 2 ноября, вряд ли кто и вспомнит. Хотя оно тоже очень интересно. Это по сути дела стихотворная дневниковая запись, которой поэт даже и названия не дал:

Зима. Что делать нам в деревне? Я встречаю
Слугу, несущего мне утром чашку чаю,
Вопросами: тепло ль? утихла ли метель?
Пороша есть иль нет? и можно ли постель
Покинуть для седла, иль лучше до обеда
Возиться с старыми журналами соседа?
Пороша. Мы встаем, и тотчас на коня,
И рысью по полю при первом свете дня;
Арапники в руках, собаки вслед за нами;
Глядим на бледный снег прилежными глазами;
Кружимся, рыскаем и поздней уж порой,
Двух зайцев протравив, являемся домой.
Куда как весело! Вот вечер: вьюга воет;
Свеча темно горит; стесняясь, сердце ноет;
По капле, медленно глотаю скуки яд.
Читать хочу; глаза над буквами скользят,
А мысли далеко… Я книгу закрываю;
Беру перо, сижу; насильно вырываю
У музы дремлющей несвязные слова.
Ко звуку звук нейдет… Теряю все права
Над рифмой, над моей прислужницею странной:
Стих вяло тянется, холодный и туманный.
Усталый, с лирою я прекращаю спор,
Иду в гостиную; там слышу разговор
О близких выборах, о сахарном заводе;
Хозяйка хмурится в подобие погоде,
Стальными спицами проворно шевеля,
Иль про червонного гадает короля.
Тоска! Так день за днем идет в уединенье1
Но если под вечер в печальное селенье,
Когда за шашками сижу я в уголке,
Приедет издали в кибитке иль возке
Нежданая семья: старушка, две девицы
(Две белокурые, две стройные сестрицы), —
Как оживляется глухая сторона!
Как жизнь, о боже мой, становится полна!
Сначала косвенно-внимательные взоры,
Потом слов несколько, потом и разговоры,
А там и дружный смех, и песни вечерком,
И вальсы резвые, и шопот за столом,
И взоры томные, и ветреные речи,
На узкой лестнице замедленные встречи;
И дева в сумерки выходит на крыльцо:
Открыты шея, грудь, и вьюга ей в лицо!
Но бури севера не вредны русской розе.
Как жарко поцелуй пылает на морозе!
Как дева русская свежа в пыли снегов!

Согласитесь, что, когда читаешь это стихотворенье, а вслед за ним «Зимнее утро», перед тобой на мгновенье приоткрывается таинственный процесс творчества, с его необъяснимыми переходами от вроде бы житейской рутины к классическим чеканным строкам. Ах, как же была права Анна Ахматова, сказав:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.
Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене…
И стих уже звучит, задорен, нежен…

***

Ну что ещё сказать? Если только то, что безымянное стихотворение, написанное 2 ноября 1829 года, было опубликовано в альманахе «Северные цветы» на 1830 год, а «Зимнее утро» — в альманахе «Царское село» на 1830 год.

Материал: Фелискет
Иллюстрация: Коллаж и фото Фелискета
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Felisket на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментария 4

  1. Sagamor:

    Да! Сегодня я был удивлён. Почти середина марта, а минус 25 с утреца))
    Спасибо за фото

    • Felisket:

      Днём, правда, потеплело до -12. Но всё равно весной в общем-то пока и не пахнет))

  2. Gena:

    Наконец-то пришла весна. Забайкальские дети достали санки.



    Вчерашние кадры.