Перемога государственного долга

Исполнительный директор МВФ Кристин Лагард поддержала точку зрения Москвы по реструктуризации долга Украины и признала его межгосударственным, а не коммерческим. Об этом заявил Андрей Костин, глава ВТБ.

Прецедентное право — очень любопытная «палка о двух концах». Не стоит думать, что МФВ внезапно одумался и воспылал любовью к России или прозрел и преисполнился пиететом к вселенской справедливости. Дело в другом.

Мир, особенно финансовый, намного шире рамок Украины. И 3 млрд. долларов в этих масштабах, в сущности, сумма мизерная. Но стоит хотя бы один раз, из сиюминутных побуждений, позволить должнику смухлевать с одним долгом, как возникнет прецедент. Совершенно не важно, где, когда и почему он появился, главное, что ТАК сделать будет считаться легально возможным.

В общем, как бы МВФ ни относился к России на самом деле, прецедентное право оказалось не на стороне Украины. Добро пожаловать в сияющие чертоги Западного мира и Демократических ценностей. Украинцы туда хотели? Вот они и напоролись на то, за что боролись. Мнить о размерах собственного величия они могут что угодно, но Кристин Лагард мизерность реальной ценности Украины для Запада только что продемонстрировала со всей наглядностью.

Знову зрада и ганьба вместо перемоги. Скачки хохлов на граблях продолжаются.

Материал: http://alex-leshy.livejournal.com/622841.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментариев 15

  1. Sagamor:

    …стоит хотя бы один раз, из сиюминутных побуждений, позволить должнику смухлевать с одним долгом…
    Я что-то про Югославию вспомнил.. Стоит хоть раз нарушить международные правила ООН…

    • Henren:

      И на любой англосаксонский негодующий вопрос идет ответ — «Becаuse Kosovo».

  2. Proper:

    МВФ может предоставить Украине дополнительный кредит в $3 млрд вместо того, чтобы перестраивать структуру взаимоотношений кредиторов с должниками. Об этом заявил президент России Владимир Путин, сообщает ТАСС.

    «Вы бы поговорили с коллегами. Мне кажется, что легче пойти по такому пути: добавить Украине $3 млрд, чтобы она могла расплатиться, и все были бы довольны и работали бы без такого напряжения. Потому что за неимением этих правил в пользу одной из стран могут последовать требования изменить эти правила и для других государств. Ну и к чему это приведет?», — заявил Путин.

  3. Proper:

    Международная ассоциация свопов и деривативов (ISDA) объявила «Незалежную» находящейся в состоянии «технического дефолта» и провела 8 октября аукцион по её долговым обязательствам. Это решение было подтверждено и ведущими рейтинговыми агентствами мира, которые понизили кредитный рейтинг Украины до уровня SD (выборочный дефолт). 15 октября, если не состоится очередная выплата по долговым обязательствам в размере 600 млн долларов, будет объявлен кросс-дефолт Украины, и начнётся принудительное взыскание долгов по всему спектру активов.

    А теперь внезапное: деньги у «Незалежной» в «загашнике» есть, их объем оценивается официально в 12—14 млрд долларов. С учётом уже выделенной и обещанной Киеву со стороны международных финансовых структур помощи в размере 40 млрд долларов, никакой объективной причины для дефолта вроде бы нет.

    Просто украм не хочется платить.

    • Henren:

      Это хохлы так говорят, что это деньги. На самом деле, это долги. Долги нынче у банкиров — это актив…

      • Proper:

        Я там ниже добавил. Действительно, есть мнение, что все эти миллиарды просвистели через Руину транзитом, а то и вообще не существовали — на них просто записали чужие долги.

        • Henren:

          Ну да, как-то так. Это не деньги на счете, а какие-то опционы под какие-то якобы существующие активы. Дериваты.

      • Koenigsberg:

        Это-таки деньги.
        Только лежат они, скорее всего, в каких-то офшорных или западных банках.
        Пеца и К типа рассчитывают на них пожить после побега с обломков руинды.
        Но с пиндосами этот номер не пройдёт.
        Как только, так сразу эти бабки будут конфискованы бывшими спонсорами укронацистов. А шоколадная банда — утилизирована.
        Беспроигрышная комбинация.

        • Henren:

          А их пример Лазаренко ничему не научил.

          • Koenigsberg:

            Даже Пеца это уже своим пропитым мозгом понял.
            Или добрые люди объяснили ему его дальнейшие перспективы.
            Потому и жрёт калаголь как не в себя … со страху.
            P.S. Это, кстати, и объясняет, почему хохлы не платят … Деньги положены мадам Джареско так, что без разрешения хозяев хохлы копийку ржавую потратить не могут.
            Это уже не их деньги …
            Как в том фильме, «Не бойся, я с тобой» … Это не твой зуб. И не мой. Это — ИХ зуб (с)

  4. Proper:

    Возможно, некий ключ к разгадке дает следующая реплика бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова:

    «Вся проблема в том, что люди, которые сегодня управляют Украиной, ничего сами не решают. С победы «Евромайдана» киевские власти нарушили все критерии и нормы международных финансовых организаций, но на политическом уровне в Вашингтоне принято решение любой ценой их поддерживать — и это решение, судя по всему, будет выполняться и МВФ, и Всемирным банком, несмотря ни на дефолт, ни на военные действия, ни на что. Им могут закачать и 40 млрд долларов, и вдвое больше, как просит Яресько, и триллион. И скажут, как эти деньги потратить. Украину на наших глазах превращают в гигантскую «стиральную машину» для мировых финансов, но никто ничего как будто не видит. Мне больно и страшно даже подумать, что случится, когда её, наконец, остановят»…

    Иными словами, Россия не хочет хоть как-то содействовать планам мировой «финансовой мафии» списывать через Украину и за счёт Украины свои долговые обязательства.

  5. hope:

    Что еще можно ждать от Украины, у которой вместо герба стилизованная вилка нарисована. Что ли еще будет, когда финансовая веревочка еще туже затянется на  горле Украины…

  6. kot hans:

    Читаю всю эту «криминальгешихте» про долги, и думаю: Точно, дежавю у меня. Где-то я уже это слышала… Нет, не дежавю! Это Островский наш А.Н. — «Поздняя любовь» 1873 год!!! Действие третье, явление третье.
    привожу выдерку. Замените «Лебедкина» на «Украина», а «Николай» на «МВФ»-

    Николай. Вот вам мой совет: привозите деньги, завтра же привозите! Другого вам ничего не остается.

    Лебедкина. Хорош совет! Покорно благодарю! Вдруг столько отдать…

    Николай. Об чем тут толковать! Сейчас деньги, сейчас; тогда только я своим влиянием обещаю спасти вас от уголовного суда. Ведь вы сами говорили, что поручительство фальшивое.

    Лебедкина. Ну, что ж такое! Если бы я попросила, муж никогда бы мне не отказал, значит, это все равно.

    Николай. Да ведь вы не просили? Ведь подпись не его!

    Лебедкина. Как вы странно рассуждаете! Как же он мог подписать, когда был в параличе!

    Николай. А это подлог. Ведь за это знаете что бывает?

    Лебедкина. Ах, да не пугайте! Я знаю, что за это очень нехорошо.

    Николай. Так привозите деньги. Нет, так достаньте, займите за какие бы то ни было проценты.

    Лебедкина. Ах, как не хочется…

    Николай. Да ведь вы должны, ведь вы под этот документ брали деньги.

    Лебедкина. Вот мило, какие резоны! Разумеется, брала. Да ведь уж я те деньги, которые брала, истратила, а теперь должна отдавать свои. Поймите вы меня!

    Николай. Поверьте вы мне, что я вам предлагаю самое лучшее, что только возможно.

    Лебедкина. Нет, вы меня не любите, оттого так и говорите. Это не самое лучшее. Я поверить не хочу, чтобы нельзя было уговорить стряпчего обмануть этого Дороднова. Взял бы половину, а за хлопоты вы разделите пополам.

    Николай. Как вы хотите, чтоб я к честному человеку обратился с таким предложением! Как он посмотрит на меня? Что он мне скажет прямо в глаза?

    Лебедкина. Ну, так сделайте то, что я вам говорила.

    Николай. Невозможно.

    Лебедкина (тихо). Да ведь она вас любит ужасно, ведь вы сами говорили. Разве можно отказать в чем-нибудь тому, кого любишь? Я по себе сужу.

    Николай. Ведь это чистое создание.

    Лебедкина. И прекрасно. Тем легче обмануть. Тогда половина ваша. Деньги хорошие, мой друг, и не лишние для вас.

    Николай. Не искушайте меня деньгами! Я в крайности, в ужасной крайности; за себя поручиться нельзя, может найти минута слабости, и упадешь так низко… Меня завтра поведут в яму за долги, меня ожидает срам, унижение. Пожалейте меня, не искушайте!

    Лебедкина. Так спасайте себя от срама, вот вам средство.

    Николай. Есть и другое.

    Лебедкина. Это так легко.

    Николай. То еще легче… Я скорей себе пулю в лоб…

    Лебедкина (со слезами). Но что ж мне делать? У меня денег нет, достать мне негде, кто мне поверит? Я так много должна.

    Николай. Слезы не помогут, нужно действовать. У вас есть вещи, брильянты?

    Лебедкина (со слезами). И даже очень много.

    Николай. Вот и прекрасно. Надо их заложить в опекунский совет.

    Лебедкина. Да, в опекунский совет, только я не знаю, как это…

    Николай. Я вам помогу.

    Лебедкина. Покорно вас благодарю. Вы мой истинный друг.

    Николай. Завтра пораньше поедемте вместе.

    Лебедкина. Ну, вот видите, как все это прекрасно улаживается. (Хохочет.) Ха, ха, ха!

    Николай. Что с вами? Чему вы смеетесь?

    Лебедкина. И вы хотите, чтоб я рассталась с своими вещами? Да вы с ума сошли! Вот потеха! (Смеется.)

    Николай. Извините, пожалуйста, я единственно из расположения…

    Лебедкина. Ах, какой вы чудак! Да можно ль советовать такой женщине, как я, заложить вещи, брильянты?

    Николай. Да что же делать-то?

    (…)
    Николай. Так в чем же дело? я не понимаю.

    Лебедкина. А в том, что хоть этот долг для меня и не очень важен, а мне его не хочется платить. Двенадцать тысяч, для кого бы то ни было, составляют расчет. (…)