Вспоминая О’Генри

Раз Mr. РичЪ, одетый в тогу Прораба сегодня отсутствует, осмелюсь вместо него предложить Вам субботнего, вечернего. Итак…

Кто из нас в молодости не читал рассказов О’Генри про двух неунывающих жуликов – Джеффа Питерса и Энди Таккера. У Питерса был вполне реальный прототип — Джозеф Уэйл (1875 — 1976) , по прозвищу «Желтый кидала», хотя в нем не было ни малейшей примеси цветной крови (мать — француженка, отец — немец), а прозвище связано с его пристрастием к желтым шелковым галстукам и носовым платкам — Уэйл был щеголем.
Уэйл родился в Чикаго в семье со скромным достатком. И к 16 годам понял, что провести остаток жизни обычным человеком — это не для него. Свою деятельность он начал с довольно примитивной мошеннической схемы, описанной еще Марком Твеном. Юный Джозеф варил настой из коры первых попадавшихся под руку деревьев и добавлял в него для вкуса и запаха немного ликера. И вместе с нанятым, таким же, как сам, мошенником, колесил по американской глубинке, предлагая патентованное средство от глистов.
Компаньон расставлял свой товар в каком-нибудь заштатном городишке и стоял, скучая у прилавка. Через некоторое время появлялся запыхавшийся Джо и начинал вопить: «Ну, наконец-то, нашел, по всему штату ношусь, вас разыскивая!». Публика проявляли некоторый интерес. И тут Джо рассказывал историю про то, как это чудесное снадобье буквально спасло от смерти его семью. И Джо на глазах изумленной публики на большую сумму закупал огромное количество склянок — на всю оставшуюся жизнь. После чего вдохновленные горожане начинали наперегонки скупать товар. Как ни странно, употребив это снадобье, клиенты Уэйла, навсегда излечивались от насморка.
Великолепна была афера Уэйла с собачкой. Реализация была элементарна. В фешенебельный бар входил элегантный господин с прелестной собачкой, увешанной медалями, на дорогом поводке. Заказывая выпивку, он гордо рассказывал бармену о родословной собачки, выставках, в которых она участвовала, перечислял все собачьи награды. Затем, оставив некоторую сумму за пребывание собачки в баре, уходил ненадолго в банк, куда четвероногому другу, конечно же, вход воспрещен. Пока хозяин собачки занимался финансовыми вопросами, в бар заходил другой господин, который тоже заказывал выпить и тоже общался с барменом. Выпивая, господин «случайно» замечал собачку и немедленно восклицал, что уже несколько лет разыскивает именно такое животное. Он предлагал бармену сначала $50 за собачку, затем $100 и, наконец, $300. Бармен категорически отказывается продавать чужую собаку. Тогда господин оставлял $50 в качестве залога, а также визитку со своим телефоном: «Любезный, как только вы договоритесь с хозяином собачки, вы немедленно получите остальные $250!». После того, как любитель животных уходил, возвращался хозяин собачки. Оказывается, он разорен! У него ничего не осталось! Как жить дальше? Бедный, бедный Рекс, ему придется разделить печальную судьбу хозяина… Конечно же, бармен тут же предлагал купить собачку: «У меня Рексу будет хорошо, да и жена моя всю жизнь мечтала именно о таком песике». В конце концов, они сходились на сумме около $250, и бывший хозяин собачки уходил, вздыхая о своей загубленной жизни. Естественно, по телефону, который значился в визитке, никаких любителей редкой собачьей породы бармен найти не мог. В удачный день продавалось около 10 собак. На мошенников работал целый питомник бродячих животных.
Кстати сказать, компаньон Уэйла, Фред Бакминстер, второй участник собачьей аферы и других проделок знаменитого мошенника, до того, как познакомился с Желтым Кидалой, был полицейским. И арестовал Уэйла. По дороге в участок Уэйл вручил Бакминстеру $8000 — «утренний заработок», и сообщил, что Бакминстер мог бы получать столько же, если бы согласился работать вместе с мошенником. В результате они пошли отнюдь не в полицию, а Уэйл приобрел за $8000 компаньона.

Эта пара организовала махинацию, которая впоследствии вдохновила Голливуд. Уэйл с Бакминстером организовали фиктивный банк — ради одной-единственной сделки! В этом банке было все: клерки и посетители, управляющий и бухгалтеры, секретарши и охранники. Вот только каждый из сотрудников банка, каждый посетитель в очереди у кассы был мошенником — «актером», приглашенным Уэйлом и Бакминстером для исполнения роли. «Банк» размещался на месте переехавшего в другое здание Национального торгового банка Muncie. Вот только клиент из Канады, которого готовил Бакминстер, чикагских газет не читал, и о смене офиса банком ничего не знал. И когда роскошный лимузин, встретивший миллионера на вокзале, привез его в «банк», канадец ничего не заподозрил. И «честно» приобрел нефтеносных участков на $400 тыс.

Кстати сказать, Уэйл был мошенником с принципами: он никогда не обманывал честных людей. И в случае с канадским бизнесменом он также придерживался этих принципов. Ведь сделка, предложенная канадцу, была мягко говоря жульнической: участки предлагались за четверть цены при условии оплаты наличными. Канадца это устраивало не только из-за низкой цены участков, но и как схема уклонения от налогов.

Впоследствии сценаристы Голливуда сделали из этой канонической аферы Уэйла фильм — «Афера», в котором сыграл Пол Ньюмен. Вот только «киношные» мошенники открыли не фальшивый банк, а фальшивую букмекерскую контору.
Накладные расходы Уэйла в операции с банком составили $50 тыс., а чистая прибыль — $350 тыс. Это был средний заработок Желтого Кидалы.

Уэйл был мошенник по убеждению. Он гордился тем, что принадлежит к интеллектуальной касте преступного мира. Отбывая очередной срок в знаменитой американской тюрьме «Ливенворт», Уэйл заспорил о преимуществах своей профессии со знаменитыми гангстерами 1920-х годов — Фрэнком Нэшем, Эрлом Тайером, Томасом Холденом, Фрэнсисом Китингом, Джорджем Келли по кличке Автомат (они сидели за ограбление банков).

Не могу я понять таких людей, как ты, Джо, — иронизировал Келли. — Ты знакомишься с человеком, заводишь с ним дружбу, потом забираешь у него деньги. Но он знает тебя в лицо, и поэтому приведет полицию на порог твоего дома.

Если бы ты понимал суть мошенничества, Джордж, то знал бы, что пострадавший никогда не пойдет в полицию. Потому что тогда ему придется признать, что он собирался заключить незаконную сделку, которая принесла бы ему денег гораздо больше, чем могла бы дать законная, — цедил с сигарой в зубах Уэйл. — А теперь посмотри на себя. Ты врываешься в банк, вооруженный до зубов, палишь налево и направо, страдают ни в чем не повинные люди. Потом ты как сумасшедший удираешь от полиции, которая палит в тебя.

— В любом случае я не такой дурак, который ходит в обнимку со своими жертвами, — не сдавался Автомат.
— А позволь узнать, надолго ты прибыл в «Ливенворт»?
— На двадцать лет.
— А за что?
— За ограбление банка.
— А много ты взял в банке?
— Три тысячи долларов.
— Я получил шесть лет за четверть миллиона и выхожу досрочно за хорошее поведение. Так кто из нас дурак, Джордж?

Джозеф Уэйл ухитрился «нагреть» самого Бенито Муссолини. Мошенник приехал в Италию, изображая инженера шахтной промышленности, и в этом качестве продал диктатору права на разработку шахт в Колорадо. Чистый доход Уэйла в этой операции составил $2 млн. — из личных денег Муссолини.

Но все когда-нибудь заканчивается. Первый звоночек о том, что пора завязывать, прозвенел когда мошенник готовился пышно отметить свое 70-летие. В европейском вояже он ссудил 20 тысяч прекрасной незнакомке, к тому же графине, в залог под шикарное жемчужное ожерелье. Потом выяснилось, что оно не стоит и пяти долларов.
К старости Желтого Кидалу стали преследовать неудачи. Он был слишком знаменит, и стоило ему лишь появиться в каком-нибудь городке, как тут же следовал профилактический арест.

Все свои деньги он быстро растратил, поскольку любил жить красиво. Но Уэйл не переживал — на жизнь хватало. В своих мемуарах он писал: «Главное заключалось в том, что деньги нужны мне были вовсе не ради денег, как многим богачам, а исключительно ради удовольствий, которые можно за них купить. Теперь я старый человек, и единственные удовольствия, которые меня действительно привлекают, — прогулки с собакой и разговоры с дочкой. Так что тот факт, что мои миллионы остались в прошлом, меня совсем не расстраивает».

Когда ему уже было 100 лет, его спросили: «Если бы ты мог встать с инвалидной коляски и выйти на улицу, ты попробовал бы кого-нибудь обдурить?» Он ответил не колеблясь: «Я мечтаю об этом, как голодная собака о мозговой косточке».
Он умер в 1976 году в возрасте 101 года. Уэйла нашли мертвым с любимой тростью в судорожно сжатой правой руке. Так, с тростью в руке, его и похоронили на кладбище Acher Woods на южной окраине Чикаго, в могиле для нищих.
Такая вот веселая история с печальным концом.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем samara_ru на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

комментариев 6

  1. Buratino:

    терпеть не могу жуликов, но этот, по-моему вполне заслуживает уважения. Это режиссер, работавший в жизни, а не на сцене. И судя по отношению к деньгам- вполне Умный человек, а это редкость.

  2. janitor:

    Обожаю О,Генри. У него есть и добрые рассказы и рассказы с неожиданным концом. Причём концовку не ожидаешь и не предвидишь. Великий человек.

  3. EvilTeacher:

    О`Генри обладал потрясающим чувством юмора в любой ситуации…. Достаточно вспомнить им же описанную ситуацию, когда его спросили, как правильно пишется его фамилия: О.Генри или О`Генри…. Писатель ответил: пишите просто: О!Генри!…. :)

    • Fly:

      юмор -да ,например ( не помню в каком рассказе) .: » он был прост и незатейлив как грабли и свеж как молодой редис «- эт просто картина маслом , ничего добавлять уже и не надо.

  4. Владимир:

    Нескучную жизнь прожил чувак )))

  5. popkovsf65:

    Что-то знакомое, не власть денег, а власть над деньгами…